Перейти к содержимому
Zone of Games Forum
Outcaster

[Авторская колонка] 10 самых интересных игр E3 2018

Рекомендованные сообщения

ни капли, очень странный список

  • В замешательстве (0) 4
  • +1 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Метро, тлоу2, ДЛ2 и киберпанк жду со всей силы.

  • -1 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

1. AC Odyssey
Это уже не ассасиновская экшен-адвенчура, это ведьмаковский экшен-рпг от руководителя разработки карателя и Saints Row 2, 3 и 4.

2. Dying light 2 
Это уже не экшен-адвенура. Это экшен-рпг с дирректором по нарративу в лице сценариста планскейпа и второго котора. 

3. Cyberpunk 2077 
Это уже не экшен-рпг про конкретного героя. Это экшен-шутер-рпг со всей классической составляющей.

4. The Elder Scrolls VI 
Жду тес в антураже островного архипелага с мореплаванием по островам, морскими сражениями и войной с доминионом.

5. Metro Exodus
Игра стала ещё более сталкероподобной и фэлллаутоподобной, чем могла быть.

6. Skull and Bones
Ну, здесь не нужно объяснять. На безрыбье, пока одни пытаются выкачать денег для новых корсаров, а другие не стремятся сделать новых пиратов Сида Меера, нам дают экшен-дяблоид от третьего лица на пиратскую тематику.

7. Battletoads
Надеюсь, некоторые уровни останутся практически непроходимыми. Это будут чувства из детства.

8. Two point hospital
На безрыбье тьюконов (особенно про больницу) и продолжателей теме хоспитал - это игра, как глоток свежего воздуха.

9. Devil may cry 5
Давно не было. Поэтому почему бы и нет?

10. Starfield
Слишком загадочная, не мог пройти мимо.

Изменено пользователем 0wn3df1x
  • +1 1
  • -1 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
10 минут назад, FlashStone сказал:

Я всё понимаю, это личное мнение автора данного топика, но тем не менее: что курил автор, когда писал это предложение?

ну да, настолько увлекательные, что новая игра в соцсетях вообще не попала в топ обсуждаемых, даже с девичьими поцелуйками

Скрытый текст

24092834.jpg

а вот ремейк на первом месте, пусть и полноценный, действительно показывает личные авторские симпатии.

я, наверно, оригинальным не буду, в общем впечатлила вся конфа Майкрософт, показали как давно ожидаемые игры с будущими релизами, так и всякие интересные инди, однозначно радуют пусть и “бумажные” анонсы Старфилда и Свитков, первый, кстати, поговаривают уже в рабочем состоянии, ну и понравились ролики Киберпанка и BGE2, хотя пока не ясно, как там будет с геймплеем.

п.с. еще анонс DMC5 порадовал

  • +1 2
  • -1 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

@SpaRRow это же из катсцены кадр. В Райзе там графика в катсценах была куда навороченней, чем в реальном геймплее.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
20 минут назад, maximus388 сказал:

ну да, настолько увлекательные, что новая игра в соцсетях вообще не попала в топ обсуждаемых, даже с девичьими поцелуйками

Причём тут попадание в топ обсуждаемых, если я процитировал момент, где автор утверждает, что Naughty Dog не делает увлекательные игры? 

  • Лайк (+1) 1
  • -1 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Выскажу свое мнение, которое никому неинтересно, по нескольким играм из списка.

Death Stranding — кажется это будет провал. Я думаю фанаты ждут что-то вроде MGS, а получат кинематографичное графоманство. А уж обычные игроки, неискушенные японским игропромом и вовсе окрестят игру — “игра не для всех”. Хотя фанаты Кодзимы-гения будут долго кричать об этой поделке.

Fallout 76 — экспериментальный фейл беседки. Онлайн спустится до нуля после первого месяца. Выживет только за счет любителей угара и инди-треша из разряда Rust и PUBG.

Shadow of Tomb Raider — ничего интересного, ничего нового и цепляющего. Просто качественный проходняк за Ларку.

Metro Exodus — в свое время прошел обе части Метро — как недельный марафон от скуки — игра годная, не более.

Dying Light 2 — выглядит так же, как первая часть, найди 10 отличий называется. Впрочем, это не значит, что игра будет плохой.

Cyberpunk 2077 и Resident Evil 2 — да, жду.

За оставшееся ничего не скажу, т.к. и консоли нет, и интереса тоже соответственно.

Изменено пользователем Hellson
  • +1 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

странный список ларка и фолаутыч есть а других достойных проектов нет:(

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
2 минуты назад, FlashStone сказал:

Причём тут попадание в топ обсуждаемых, если я процитировал момент, где автор утверждает, что Naughty Dog не делает увлекательные игры? 

и я его в этом поддерживаю, автор, как минимум, подогрел твой зад интерес к этой теме и заодно твоего коллеги, отписавшегося позже, любителя фоторежима с картинками, график же показывает насколько людей смогли увлечь продемонстрированные на выставке игры, и новой TLOU там нет, вот и все, как бы ты к этому не относился.

кстати, новая Ларка мне тоже не очень нравится, да, пожестче стала, но судя по геймплею в гробнице, ничего кардинального нового, а то и еще скучнее будет

 

  • +1 1
  • -1 6

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
8 минут назад, maximus388 сказал:

и я его в этом поддерживаю

Если вы играете в игры и считаете Uncharted и Last of Us не увлекательными, то с вами в детстве произошёл какой-то несчастный случай, сделавший вашу жизнь скучной, а вас унылым. 

Изменено пользователем FlashStone
  • +1 2
  • -1 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
5 минут назад, FlashStone сказал:

Если вы играете в игры и считаете Uncharted и Last of Us не увлекательными, то с вами в детстве произошёл какой-то несчастный случай, сделавший вашу жизнь скучной, а вас унылым. 

здесь взаимоисключающие утверждения, отбросив в сторону несчастный случай, все познается в сравнении, и если кто-то считает что-то унылым, то наверняка есть куда как более увлекательные примеры обратного, это же очевидно.

  • +1 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
1 час назад, Outcaster сказал:

Всё же компания Naughty Dog, может, и не зарекомендовала себя как создатель увлекательных игр, но в плане работы с анимацией и технологиями она одна из лучших в индустрии

Я не фанат The Last of Us, более того, на мой взгляд, это какая-то дико переоцененная игра, но ё-моё, они там не только ее делали. Uncharted 2 — это, наверное, лучшая приключенческая игра в истории. Мне нравится Tomb Raider 2013 года (Rise of the Tomb Raider считаю убогой “дрочильней”), но данная игра на две головые ниже любого из Анчей (хотя в четвертый не играл и не планирую, так как не вижу смысла в консолях для себя в данный момент).

  • -1 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас


  • Похожие публикации

    • Автор: james_sun

      Как известно, мы живем в очень беспокойную цифровую эпоху. Каждый день в мире происходят десятки тысяч происшествий, реакция на которые почти моментально выплескивается в глобальную сеть. Само человечество испокон веков пыталось найти объяснение врожденной жажде насилия, которая так или иначе выходит наружу у отдельных индивидов. Известно, что когда-то причиной проявления немотивированной агрессии признавали книги, затем радио и пришедшее ему на смену телевидение, ну а сейчас одним из главных «мальчиков для битья» стала более молодая творческая отрасль — компьютерные и видеоигры.
      Как известно, мы живем в очень беспокойную цифровую эпоху. Каждый день в мире происходят десятки тысяч происшествий, реакция на которые почти моментально выплескивается в глобальную сеть. Само человечество испокон веков пыталось найти объяснение врожденной жажде насилия, которая так или иначе выходит наружу у отдельных индивидов. Известно, что когда-то причиной проявления немотивированной агрессии признавали книги, затем радио и пришедшее ему на смену телевидение, ну а сейчас одним из главных «мальчиков для битья» стала более молодая творческая отрасль — компьютерные и видеоигры.
      В сети появляются различные исследования, в которых ученые пытаются понять, насколько пагубным — или же, напротив, положительным — является воздействие компьютерных игр на психику человека. Однако куда чаще виртуальные проекты становятся объектом нападок со стороны отдельных медиаперсон, которые слабо разбираются в предмете, зато охотно перекладывают вину за какое-нибудь чудовищное происшествие, связанное со вспышкой насилия, с одного человека или нескольких людей на целую индустрию. Подобное нередко происходит в нашей стране (вспоминаем скандал вокруг трагедии во Пскове и случай с Doka 2), да и на Западе тоже случается (например, расстрел в гимназии Гутенберг в 2002 году или массовое убийство в Мюнхене в 2016-м).
      Дабы попытаться разобраться в вопросе, я вызвал на разговор свою бывшую коллегу, дипломированного психолога.

      О насилии и влиянии на психику 
      — Лена, привет! Представься, пожалуйста.
      — Здравствуйте. Меня зовут Елена Мелехина, я психолог. Веду практическую деятельность с 2015 года. Окончила Институт личностного организационного роста «Эго-ресурс» по специальности «психолог-консультант» по направлению «интегративный подход» гуманистической школы психологии. Получила степень магистра в области психологии в Южно-Уральском государственном университете.
      — Хотелось бы задать тебе вопрос, что называется, в лоб, как специалисту. Мы успели изрядно наслушаться различных полярных мнений касательно влияния игр на психику человека, в основном на психику человека молодого. Так что же думают наши психологи на сей счет?
      — Психологи к этому относятся… спокойно. Когда подросток или взрослый человек играет в компьютерные игры, то, разумеется, он испытывает определенные эмоции, получает удовольствие, и все это в совокупности влияет на психику. Например, он, поиграв, расслабился, или «убил время», или разозлился, что не прошел какой-то этап игры, и так далее. А если говорить о том, что компьютерная игра только отрицательно влияет на психику человека, то здесь я однозначного ответа дать не могу. И те психологи и прочие эксперты, которые утверждают, что это так, должны, по крайней мере, предоставить данные исследований, на которые они опираются. Но таких исследований проведено очень мало, так как на это должно быть затрачено множество ресурсов и должна быть взята огромная выборка респондентов (испытуемых). Те исследования, которые ты упоминал, не дают полноценной картины — слишком мало респондентов было для них привлечено. Плюс ко всему их ведь кто-то финансировал, а значит, преследовал определенные цели. Мы не знаем, какие именно, а значит, говорить о чистоте таких вот экспериментов не приходится.
      — Ну, даже из того, что у нас есть, складывается достаточно позитивная картина, поскольку ученые в упомянутых исследованиях не только не выявили постоянного пагубного влияния игр на психику человека, но и задокументировали их положительное влияние на мозг — особенно у пожилых людей. В частности благодаря видеоиграм может улучшиться память и даже IQ.
      — Да, такие результаты определенно радуют. Но опять же, это небольшой процент людей, взятых для определенного исследования. Основываясь только на этом, трудно оставить какую-то целостную картину.
      — Ну хорошо. Насколько мне известно, психология — наука достаточно молодая, тем более в России. Однако за прошедшее время было открыто и исследовано немало заболеваний и явлений человеческой психики. Все это ведь тоже выяснялось на основе каких-то анализов и экспериментов. Есть ли вероятность, что в ближайшем будущем что-то подобное произойдет и в отношении компьютерных игр?
      — Увы, нет. В нашей стране — уж точно. К этому нет никаких предпосылок. Над данным вопросом бьются уже много лет, проводят небольшие исследования, выявляя один-два феномена и делая из этого выводы. Но чтобы ответить на вопрос «Влияют ли компьютерные игры отрицательно на психику человека?», необходимо затратить огромные ресурсы, в том числе финансовые, взять огромное количество играющих людей и вести наблюдения не один день, а, как я думаю, несколько лет минимум. Это было бы очень трудоемкое исследование.
      Я могу сказать следующее: чтобы утверждать, что компьютерная игра действительно повлияла на человека (ведь полностью отрицать такой шанс тоже нельзя), нужно выявить тенденцию. На это требуется много времени. Ибо не может быть такого, чтобы какой-нибудь хороший мальчик Петя, который переводил бабушек через дорогу, поиграл один день в компьютерную игру и у него сразу же начались какие-то отклонения. Если что-то происходит с личностью, то это, как правило, тенденция. И если близкие люди и окружающие не замечают каких-либо изменений, то тогда действительно может произойти некая трагедия, хотя все при этом будут говорить: «Как же так, он был таким хорошим». В человеке все постепенно накапливается, какие-то проблемы, неурядицы, стресс, и должен пройти далеко не один день, чтобы человек взял и «резко» изменился.
      — Собственно, часть общества и считает, что компьютерные игры могут выступить своего рода катализатором, фитилем, который подожжет накопившийся в человеке негатив.
      — Возможно, но исходя из моей практики, процент таких людей минимален. Все-таки очень многое зависит от детства конкретного человека, ведь основа закладывается там. Все в детстве получают определенную травматизацию. Нет, я говорю не о сломанных руках и ногах, а о психологической травматизации. Это не прожитые обиды, чувство злости, все неприятные и тяжелые ситуации. Такие травмы чаще всего подавляются или забываются, ведь наша психика использует разные механизмы, постоянно защищаясь от различных нападок в межличностных отношениях. И одна игра может не столько стать катализатором, сколько пробудить упомянутую травму, этот бессознательный отголосок. Если травма была очень сильной (моральное насилие, издевательство в школе, жестокое отношение к личности и так далее), психика в какой-то момент может не справиться, все ранее используемые механизмы защиты не сработают, и тогда человек, уже не отдавая себе отчет, начнет проявлять девиантное поведение.
      Игра на инстинктах
      — А вот тут давай зайдем издалека. Откуда у человека может быть тяга к так называемому «грязному белью», чем так притягательна слежка за жизнью другого человека? Причем это необязательно может быть что-то эротическое, ведь интересно бывает наблюдать и за какой-нибудь бытовухой: как человек готовит еду, как он смотрит телевизор… Такой вуайеризм в играх — явление довольно популярное, особенно у японцев. Есть Hello Neighbor, есть Do Not Feed the Monkeys, есть давняя Cibele, в какой-то степени Lust for Darkness, Watch Dogs и целая куча соответствующих проектов от тех же японцев разной степени паршивости.
      — Однозначного ответа на данный вопрос не существует. Со своей стороны я могу только порассуждать. Известно, что чаще всего на чужую жизнь с интересом смотрят в формате шоу, это как сплетни. Кому-то просто хочется сравнить увиденное с тем, что происходит у него, дабы с облегчением сказать: «Слава богу, у меня такого нет». Я не буду оригинальничать: если у человека мало интересов в его жизни, мало ресурсов, он начинает интересоваться жизнью других людей. Просто как шоу. Ради получения удовольствия.
      Если же смотреть на проблему глобально, включая игры и СМИ, то сейчас люди стали заметно активнее следить за жизнью друг друга, особенно в этом помогло активное развитие социальных сетей, в которых не то что ничего не скрывают, а наоборот — выставляют происходящее с собой на всеобщее обозрение. Особенно это популярно среди молодежи.

      Тот же скандальный «Дом-2» и последующий отвратительный игровой проект (вроде бы их даже было несколько?) — они очень популярны среди молодых девушек и даже парней. Хотя там зачастую демонстрируются аморальные вещи — скандалы, постановочные сцены ревности, драки, и люди с большим интересом за этим наблюдают. На мой же взгляд, это просто возмутительно.
      Хотя в какой-то момент мне все-таки стало интересно, почему нас это может привлекать. И из своего окружения я понаблюдала за теми, кому были интересны подобные проекты. Я выявила, что практически все являлись людьми с очень скудной личной жизнью и сильно ограниченным интеллектуальным развитием. То есть людей мало интересовали новости искусства, книги, активный образ жизни — по большей части их досуг составлял просмотр телевизора. Отсюда складывается гипотеза о том, что у таких людей нет сил и ресурсов начать делать что-то с собственной жизнью, пытаться как-то ее разнообразить, они не хотят двигаться дальше и что-либо менять. А при помощи таких вот телешоу или соответствующих видеоигр, в обсуждениях увиденного они находят какой-то свой, необходимый им ресурс.
      Я могу сказать, что если интересоваться исключительно чем-то подобным, это сильно сужает человеческий кругозор. Это, возможно, и не деградация, но очень близко к ней.
      — Знаешь, стыдно признаться, но я тоже когда-то кратковременно подсаживался на эту гадость. Однажды просто ради интереса попробовал посмотреть выпуск программы, чтобы понять, почему она настолько популярна. И несколько дней за этим цирком было и правда интересно наблюдать. Не могу сказать, что это как-то повредило моей психике, но наркотический эффект был очевиден. Благо режиссеры и ведущая делали все, чтобы стравить между собой участников, и этого даже не скрывали.
      — Вообще, в таких случаях происходит очень сильное нарушение личных границ. И те, кто смотрит подобные шоу, порой не отдают себе отчет, что вторглись в личную жизнь других людей, нарушая психологические границы, несмотря на то что им это как бы позволили. У таких людей слабое представление о собственных личностных границах и об этом понятии в принципе, поэтому они легко вторгаются в обсуждение и просмотр личной жизни других и, со своей стороны, могут выставить на всеобщее обозрение свои личные моменты жизни.
      — Ну так все-таки, а почему нам так интересно наблюдать за подобным? Лично я всегда считал, что дело в адреналине. Ведь не секрет, что существуют адреналиновые наркоманы — кто-то ради острых ощущений прыгает с тарзанки или с парашютом, а кто-то сидит дома и смотрит ужастики или играет в динамичные игры. В случае же с «Домом-2» и подобными продуктами уровень адреналина не настолько высок, зато стабилен. Вопрос лишь в том, почему наше тело так реагирует. Ведь смертей или чего-то опасного для жизни на экранах не происходит — ни в шоу, ни в виртуальных «симуляторах вуайериста».
      — Ответ достаточно прост: человек — существо социальное, мы не можем игнорировать поведение окружающих нас людей. В психологии известен феномен зеркальных нейронов — это особые клетки коры больших полушарий, которые работают в тот момент, когда мы наблюдаем за действиями и ситуациями, связанными с другими людьми. Что самое интересное, кое-кому из них мы начинаем сочувствовать — но не всем. Такие нейроны могут удачно «отзеркалить» лишь те эмоции и жесты незнакомых людей, которые кажутся нам понятными и знакомыми.
      Собственно, наша улыбка — это отражение улыбки наших родителей, которые улыбались нам в детстве. Попробуй, кстати, улыбнуться младенцу — он почти улыбается в ответ, так на нашу эмоцию реагирует его мозг. При помощи механизма подражания зеркальные нейроны дают нам возможность примерять на себя модели поведения, принятые в нашем окружении. Так рождается эмоциональный интеллект — способность человека выражать то, что он чувствует, а также интуитивно понимать, что чувствует другой.
      Соответственно, возвращаясь к тому, о чем мы уже говорили чуть ранее, если человек ведет скучный или, скажем так, «стандартный» уровень жизни и ему остро не хватает каких-то эмоций, он будет обращаться к таким играм и телешоу, чтобы восполнить данный пробел. Он чувствует себя причастным к чему-то, чего не происходит в его собственной жизни.
      Как психолог могу сказать, что это не выход, поскольку нужно все-таки не следить за чужой жизнью, а разнообразить свою и выходить за узкие рамки, но механизм такого поведения, на мой взгляд, очевиден.
      — Интересный момент. Я всегда думал, что подобные шоу смотрят или как раз для удовлетворения упомянутой адреналиновой зависимости (а адреналин, как мы знаем, достаточно сильный природный наркотик), или — внезапно! — с целью что-то для себя почерпнуть. Быть может, это наивно, но все-таки в чужой жизни можно подсмотреть выход из той или иной ситуации, который не нашел ты сам. А в играх, конечно, ты еще можешь повлиять на чью-то судьбу, а подобная власть всегда привлекательна.
      — Ха! Меня так и подмывает спросить: и много ты узнал полезного из таких шоу?
      — Лично я — нет, но знавал людей, которые в это верили.
      — Для того чтобы вынести для себя какой-нибудь опыт из увиденного, нужно обладать хорошим критическим мышлением и уметь анализировать. Очень мало людей учатся за счет чужих ошибок. А если бы было наоборот — я лично была бы за такие передачи и игры, поскольку они тогда были бы полезны. Но в нашей реальности мы получаем обратный эффект. Особенно среди так называемой целевой аудитории, зачастую не способной к критическому мышлению, тех, у кого не налажен контакт с собственной личностью, кто слабо разбирается в своих процессах и своих психологических механизмах, — такие люди принимают увиденное за чистую монету и ведут себя точно так же, как им показали в шоу или игре.
      — Какая-то совсем уж печальная ситуация. То есть наблюдая за какими-нибудь гнусностями или участвуя в них, часть людей не то что не делает правильные выводы, но и начинает следовать представленным им «вредным советам».
      — К сожалению, это так. Возвращаясь к вопросу «влияния игр на неокрепшую психику» — опять же, откуда этой «неокрепшей психике» взять правильную модель поведения, когда ее окружает нечто асоциальное и некому объяснить, что вот так, как тебе показывают, поступать нельзя, что нужно обязательно анализировать увиденное? Соответственно, если у личности нет критического фильтра, который будет отсеивать то, что человек увидел, или то, во что он сыграл, то влияние на нее определенно будет. По крайней мере, частичное.
      Большая часть формирования личности все равно происходит в межличностных отношениях и в семье, обвинять в чем-то плохом одни только игры и телешоу просто недопустимо.
      — А что насчет противоположности вуайеризма — эксгибиционизма? В тех же играх это случается куда реже, но тем интереснее эффект. Получается, некоторые игроки испытывают удовольствие от процесса демонстрации даже не собственного физического тела, а виртуального. На самом деле, конкретный пример я сейчас могу вспомнить один — в 2003 году вышла скандальная Postal 2…
      — О да, знаю, я играла. (смеется)
      — Вот, если ты играла, то знаешь, что в ней можно было расстегнуть ширинку и бегать по улицам, наблюдая за реакцией окружающих. Почему такое аморальное поведение в играх бывает столь привлекательным?
      — Ты знаешь, понятия «вуайеризм» и «эксгибиционизм» относят к психиатрии, это несколько иной профиль. Но по своему опыту могу сказать следующее: в компьютерных играх происходит сублимация наших потребностей. Человеку время от времени свойственно задумываться над тем, а что было бы, если... Упомянутая тобой Postal 2 — из той же оперы. Ты можешь делать всякие аморальные вещи, которые не станешь творить в реальной жизни. Например, тебе всегда было интересно узнать реакцию окружающих на то, что ты начнешь справлять нужду у них на глазах, или поджигать все вокруг, или, как в GTA, вытаскивать водителя и угонять авто. Понятное дело, если тебе привили нравственное воспитание, то ты ничего из перечисленного не станешь делать в реальной жизни. Тем не менее, где-то глубоко внутри тебя зреет это подавленное желание. Ты не можешь полноценно его осуществить, так как это противоречит нормам поведения и, более того, это будет уже нарушение свободы другого, ведь своими поступками я наверняка кого-то разозлю, огорчу или вызову иные неприятные чувства. Я проявляю человечность, и в этом заключается мое уважение к окружающему меня социуму. В игре же я могу себе позволить безнравственное поведение. Я никого им не обижу и никому на самом деле не причиню вред, но все-таки смогу удовлетворить собственную подавленную потребность. Именно поэтому настолько популярны игры, где допускается какое-либо антиобщественное поведение.
      С точки же зрения психиатрии, есть определенный процент нормы. К этому в том числе относится процесс подглядывания и демонстрации чего-то. До тех пор, пока все в этих рамках, как говорила одна известная «телеврач»: «Это норма!» Ничего страшного в этом нет. Все же, что выходит за существующие границы, — это уже диагноз и раздел психиатрии, а не психологии. В том числе и в видеоиграх.
      — Думаю, у каждого из нас есть подобные… пороки. Меня всегда забавляло устройство нашего общества: есть вещи, за которые нас будут публично порицать, но если разобраться, все общество состоит из таких же людей со своими тараканами и «непотребствами», которые, если вынести их на всеобщее обозрение, будут точно так же осуждены.
      — Я бы не сказала, что это «непотребства» и «пороки». Это скорее личностные потребности, и каждый ищет что-то в фильмах, шоу и играх, опираясь на них. Но это и так очевидно.
      — Хорошо, напоследок такой вопрос. На твой взгляд, почему людям так или иначе нравится наблюдать за удовлетворением чьих-либо сексуальных потребностей в играх или кино? Зачем люди намеренно идут на это? Ведь по сути, это искусственное возбуждение, организм соответствующим образом реагирует на это, приходит в «боевую готовность», но необходимой разрядки — физиологической или психологической — так и не происходит.
      — Я бы немного поправила тебя. Люди живут ради получения удовольствия. Нас подпитывают различные эмоции и чувства. И упомянутые тобою зрелища — это в первую очередь эмоция, определенная «подпитка» в чувствах. Все люди разные, но каждому необходимо ощущать жизнь в себе, каждый испытывает множество переживаний. И способ получения удовольствия каждый тоже определяет для себя сам.
    • Автор: Outcaster

      XX век отметился в истории не только достижениями, к которым можно причислить научно-техническую революцию, покорение космоса и объединение людей по всему свету посредством интернета. К сожалению, это столетие также принесло две мировые войны, сотни локальных конфликтов, несколько геноцидов и то, что некоторые социологи, политологи и философы назвали тоталитаризмом. Данный термин стал предметом споров и породил самые разнообразные трактовки. К выходу симулятора работника в тоталитарном министерстве Beholder 2 самое время и нам погрузиться в тёмные страницы истории, попытавшись разобраться в этом общественном строе.
      XX век отметился в истории не только достижениями, к которым можно причислить научно-техническую революцию, покорение космоса и объединение людей по всему свету посредством интернета. К сожалению, это столетие также принесло две мировые войны, сотни локальных конфликтов, несколько геноцидов и то, что некоторые социологи, политологи и философы назвали тоталитаризмом. Данный термин стал предметом споров и породил самые разнообразные трактовки. К выходу симулятора работника в тоталитарном министерстве Beholder 2 самое время и нам погрузиться в тёмные страницы истории, попытавшись разобраться в этом общественном строе.

      Впервые термин «тоталитарное государство» был применён в начале 20-х годов к режиму Бенито Муссолини и его фашистской партии в Италии. Автором термина стал итальянский журналист Джованни Амендола, которым таким образом попытался описать общественные преобразования, произошедшие в Италии после Первой мировой и военного переворота 1922 года, вызванного послевоенным хаосом в стране. Интересно, что изначально Муссолини — выходец из Итальянской социалистической партии — пытался продвигать свою организацию (сперва именовавшуюся Союз революционного действия — Fascio d'azione rivoluzionaria) как крайне левую, в предвыборных листовках именовал себя не иначе как «итальянский Ленин» и пытался найти поддержку у социалистов, радикальных демократов-республиканцев и только появившихся коммунистов, но почти все левые силы, кроме нескольких анархо-синдикалистских профсоюзов, не захотели иметь с ним дела. Выборы 1919 года закончились полным провалом, ни одного места в парламенте организация Муссолини не получила. Кстати, сам термин «фашизм» восходит к древнеримскому слову «fasci», означавшему связку, но древние римляне часто этим словом называли союзы, объединения людей с общими целями. В Новое время данный термин впервые стали использовать итальянские революционные демократы в конце XIX века, обозначая то, что они действуют единым фронтом, и даже не догадываясь, какую окраску слово получит всего лишь через полвека.

      Чернорубашечники на митинге, 1938 год 
      Через год, в сентябре 1920-го, в регионе Фиуме (современная хорватская Риека) вспыхнуло восстание, провозгласившее создание Итальянского регентства Карнаро (иногда используют неофициальное название «Республика Фиуме») во главе с поэтом Габриэле Д’Аннунцио, который взял себе титул Вождя (Duce). Это было авторитарное государство, которое в качестве идеологии заявило смесь из анархо-синдикализма, итальянского национализма, республиканского демократизма и христианского корпоративизма. Фактически это был протофашизм. И хотя вскоре самоуправство жителей Фиуме было подавлено, оно обеспечило невероятный скачок популярности чернорубашечников во главе с будущим Дуче всея Италии. В этот момент от «левацкого» уклона организация стала постепенно отказываться, сначала реорганизовавшись в более умеренный Итальянский союз борьбы, а затем превратившись в крайне правую Национальную фашистскую партию (НФП), окончательно порвав почти со всеми «левыми» идеями. В 1922 году популярность партии выросла так сильно, что, несмотря на то что на выборах 1921 года НФП получила только два места в Парламенте, народной поддержки хватило для захвата власти. На последних демократических выборах Королевства Италия в 1924 году фашисты, объединившиеся с либералами и христианскими демократами, получили более 65% голосов. Этого было достаточно, чтобы на выборах 1929 года не было никакой альтернативы. Объединённая левая оппозиция, прежде занимавшая лидирующие позиции в итальянской послевоенной политике, оказалась неспособна противостоять этому необычному течению, которое смешало в себе настолько противоречивые идеи.

      В игре Papers, Please игрок исполняет роль верного гражданина тоталитарной Арстоцки, готового терпеть лишения ради процветания своей Родины 
      Впоследствии ряд общественных деятелей-мыслителей поставили принадлежность Италии к тоталитарным режимам под сомнение, но об этом чуть позже. Сначала попробуем понять, как данный термин трактуют сегодня. Традиционно выделяют версии трёх авторов: Збигнева Бжезинского, Карла Поппера и Ханны Арендт. На самом деле, толкований больше, но остальные не настолько популярны, как эти. Самое частое определение, которое можно встретить в современном контексте, — данное Збигневом Бжезинским и его учителем Карлом Фридрихом в 1956 году: они описывали тоталитарное государство с точки зрения общих формальных признаков СССР, Третьего рейха и фашистской Италии, таких как государственный контроль над почти любым видом информации (от СМИ и культуры до образования), репрессии, подавление гражданских свобод, государственное участие в экономике и т. д. Если согласиться с тем, что в названных странах был тоталитарный режим, то определение Бжезинского и Фридриха верно. Но если подойти к определению критически, то можно выявить, что тоталитарные практики могут применяться и в тех государствах, которые Бжезинский и Фридрих характеризовали как демократические. Также эти два политолога почти никак не пытались проанализировать истоки этого явления, они делали ставку на то, что достаточно государственной идеологии и массовой промывки мозгов, чтобы установить подобного рода диктатуру, и почти полностью выносили за скобки общественные и политические процессы в этих странах как несущественные. А ведь подобные режимы каким-то образом приходили к власти и получали легитимацию. 
      Вторая популярная теория — принадлежащая австрийско-британскому философу Карлу Попперу — приведена в его труде «Открытое общество и его враги» 1945 года. Поппер отчасти пересекался с Бжезинским и Фридрихом в вышеописанных определениях, но иначе рассматривал процесс появления таких государств. Вкратце, по его мнению, в мире существуют два типа течений: либеральное открытое общество и авторитарное закрытое, причём второе является скорее ошибкой первого. Главным идеалом либерализма Поппер называл идею о том, что не существует идеального политического или экономического режима, потому открытое общество должно быть максимально гибким и легко, без боязни ломать традиции меняющим демократические структуры власти, которые заходят в тупик. В качестве позитивного примера Поппер приводил политику президента США Франклина Рузвельта, который отказался от провалившейся идеи максимального неучастия государства в общественной жизни, провёл социальные реформы, ввёл частичное государственное регулирование экономики, внедрил налоги на поддержание своих реформ и не прибегнул для этого ни к кровавым революциям, ни к репрессиям. Тоталитаризм же Поппер считал заблуждением, которое свойственно человечеству. Иногда люди начинают верить в то, что идеал существует и ради него нужно идти на любые жертвы; так к власти и приходят «враги» открытого общества, даже если они приходят с искренним желанием построить рай на земле.

      Адольф Гитлер в берлинском театре Шиллера, 1939 год 
      Третья популярная теория тоталитаризма принадлежит Ханне Арендт. Многие даже называют Арендт первой, кто попытался проанализировать природу тоталитаризма. Она, будучи еврейкой, на своём опыте испытала тяготы жизни сначала в Третьем рейхе, а потом в оккупированной Франции. Ещё в 1933 году Арендт арестовали за сотрудничество с сионистскими организациями, но следователь пожалел её и отпустил. После этого события Арендт сразу бежала во Францию. В 1940 году она попала в концентрационный лагерь Гюрс; но поскольку вишистское правительство во Франции ещё толком не оформилось, а Гюрс переоборудовался из лагеря для военных беженцев из Испании в концлагерь для евреев буквально на глазах Арендт, она вместе с ещё двумя сотнями женщин воспользовалась царящим хаосом и получила от руководства лагеря справку об освобождении. Вполне вероятно, что на тот момент французы толком не понимали, зачем нацистам эти лагеря, потому отпустили людей, которых посчитали невиновными. Почти тут же Арендт автостопом доехала до Марселя и оттуда перебралась в Нью-Йорк. В 1951 году в Нью-Йорке она выпустила свою самую знаменитую работу «Истоки тоталитаризма», в которой попыталась найти причины появления таких явлений, как нацизм и сталинизм. Первоисточником она считала культурные, социальные, политические явления и события XIX века, отразившиеся эхом в первой половине XX века. Двумя основными источниками она называла антисемитизм и империализм. Антисемитизм в европейском обществе играл специфическую роль. Евреев нигде не любили — как из-за древних мифов, связанных с тем, что они противоборствовали первохристианам и чуть ли не лично ответственны за смерть Иисуса Христа, хотя события почти двухтысячелетней давности давно должны были перестать иметь какой-либо смысл, так и из-за специфической роли еврейского сообщества в современной на тот момент Европе. Из-за ряда древних средневековых запретов евреям досталась роль либо в торговле, либо в банковском деле. Но средневековые законы забылись, а вот стереотип остался. И даже не важно, что 700—800 лет назад такое ограничение являлось для иудеев наказанием. Главным же источником для анализа Арендт выбрала знаменитое «дело Дрейфуса». Альфред Дрейфус — офицер французской армии и еврей по происхождению — в 1894 году был обвинён в шпионаже в пользу Германии. В качестве аргументов сторона обвинения активно использовала этническое происхождение Дрейфуса, а не реальные факты, которые могли бы доказать его вину. Дело выросло до общенационального масштаба и вызвало сильнейший раскол в обществе. В какой-то момент уже никто не думал о том, было ли преступление, все обсуждали только один вопрос: «Можно ли судить из-за его происхождения». Почти все политические партии в тогдашней Франции перетасовались на антидрейфусаров и его защитников, полностью изменив политический фон в стране.

      Митинг на Красной площади во время Второго московского процесса, на котором люди поддерживали расстрел тех, кем ещё 10 лет назад восхищались, 1937 год 
      Империализм оказал не менее серьёзное влияние на события того времени. Это была эпоха колониальных империй, среди которых самыми неудачливыми оказались именно Германская и Российская: они опоздали к переделу земного шара, это сильно ударило по самолюбию местных элит, что выразилось в национальных идеологиях, а также в том, что империализм в данных странах оказался неполноценным. Ведь что такое империя? Это государство, основанное на постоянном территориальном и экономическом экспансивном росте. Но Россия и Германия явно отставали от достигшей невиданных экономических высот Британии, а также от не-имперских Франции и США. Даже маленькая Японская империя сумела ударить по внешне огромной Российской империи. Но и успешные империи в какой-то момент упёрлись в лимиты экспансии, что стало причиной развязывания Первой мировой войны. 
      Описывая режимы Гитлера и Сталина, Арендт чётко выводила, что оба явления оказали серьёзное влияние на эти режимы. Более того, она считала тоталитарными только нацистскую Германию 1933 —1945 годов и сталинский СССР 1934—1953 годов. Именно Арендт впервые решила указать, что режим Национальной фашистской партии в Италии она бы не стала называть тоталитарным, несмотря на то что впервые термин «тоталитаризм» использовали именно в его отношении. Одно из главных отличий она видела в том, что и в гитлеровском Третьем рейхе, и в сталинском Советском Союзе во главе всего общества стояла идея, будь то власть арийской расы или всемирного пролетариата, не важно. Вообще, оба режима Арендт полагала расистскими: пангерманский с одной стороны и панславянский с другой («дружба народов» ей виделась всего лишь идеологической ширмой, не имевшей отношения к реальному положению дел). Государство подчинялось идее, общество подчинялось идее, партия была надо всеми как носитель идеи. В фашистской Италии, несмотря на весь авторитаризм и ограничение гражданских прав и свобод, Муссолини никогда не провозглашал верховенство идей. Для него государство было превыше всего, а партия и народ должны были работать на благо государства, а не неких идей.

      Но митинги в сталинском СССР даже в мечтах организаторов не могли догнать германскую массовость, 1938 год
      Во многом из этого проистекает главная особенность, присущая тоталитарным государствам, по мнению Арендт: они иррациональны. Диктатуры, восточные деспотии, олигархии, абсолютистские монархии, безусловно, являются авторитарными общественными строями, но они рациональны. Они действуют в своих интересах, будь то обогащение и власть в олигархиях, закон и порядок в военных кликах или построение жёсткой вертикали власти для обеспечения экономических целей. Но главное, они почти никогда не совершают необъяснимых здравым смыслом поступков, которые выглядят неудачно как с политической, так и с экономической точек зрения. А Адольф Гитлер и Иосиф Сталин действовали, не подчиняясь законам логики. Какой был экономический и политический смысл в создании еврейских гетто, а затем концентрационных лагерей? Или в чём был смысл построения системы ГУЛАГ с массовыми репрессиями и почти полным уничтожением верхушки большевиков и партий членов Коминтерна, пользовавшихся международным авторитетом, если после этого со сталинским режимом боялись контактировать не только названные «противники», но и вчерашние союзники из числа европейских, американских и азиатских коммунистов и социалистов? Всё это риторические вопросы, которые пытаются найти зерно рацио там, где правит иррациональное мышление.
      Собственно, именно по этой причине Арендт не считала СССР до 1934 года тоталитарным. 1934-й был годом, начавшимся с печально известного XVII съезда ВКП(б), на котором де-факто произошёл полный отказ от любой внутрипартийной оппозиции и плюрализма мнений, что стало первым шагом к сталинизму, а завершившийся убийством при загадочных обстоятельствах Сергея Кирова, которого, по слухам, собирались избрать главой партии вместо стремительно терявшего доверие, как народное, так и внутрипартийное, из-за провальной экономической и социальной политики будущего «вождя народов». Ленинский и ранний большевистский режим Арендт определяла как революционную диктатуру, которая, с одной стороны, виделась ей романтической попыткой построения демократического общества, а с другой, потонувшей в собственной противоречивости и неспособной вырваться за рамки поставленных условий. Также впоследствии, уже после написания книги, Арендт охарактеризовала и постсталинский СССР вовсе не как тоталитарный. По её мнению, после смерти Сталина, несмотря на сохранение диктатуры новой номенклатурной аристократии, государство перешло на более прагматичные и рациональные рельсы.

      Летающий град Колумбия из BioShock Infinite так же, как и подводный Восторг, наделён чертами тоталитарных обществ
      Важным же сходством Арендт считала то, что в обеих странах исчезло понятие общества. Под обществом Арендт понимала единство разных социальных групп, каждая из которых защищает свои собственные интересы для достижения всеобщего благоденствия. То есть рабочие, служащие, духовенство, чиновники, крестьяне — все они объединены в самостоятельные группы, но при этом в демократическом и даже во многих авторитарных режимах они защищают как свои собственные, так и общественные интересы. Открыто или негласно, но процесс происходит. Германию же с Советским Союзом поразила невиданная доселе атомизация общества. Больше не было социальных групп, были только отдельные люди, каждый сам за себя и один против всех. Иногда даже готовые пойти против своих родных и близких. Их Арендт называла массами, которые являются антиподом общества, народа. Арендт видела, что это последствие потрясений, обрушившихся на Россию и Германию в послевоенное время. При этом разобщённость масс привела к тому, что им потребовалась внешняя мобилизация для самоорганизации. Тут-то разобщённые, лишившиеся пастыря массы и взяли под свой контроль печально известные силы. 
      Почти все политические силы 20-х годов не смогли проявить себя с положительной стороны, и люди выбрали режимы, в которых не было никаких конкретных политических программ и которые состояли из сплава с трудом связываемых друг с другом идей, обещавших процветание и стабильную жизнь без потрясений. Гитлер увязал в одно целое германский романтизм, национализм, социализм и добавил щепотку воззрений популярного автора бестселлеров начала XX века Фридриха Ницше (даром что Третий рейх был полным антиподом его идеалов). Сталин, прикрывшись вывеской марксизма-ленинизма, не имел в своей политике почти ничего ни от Маркса, ни от Ленина, ни от коммунизма даже в общих чертах, построив государство на идеалах вульгарного социализма, государственного капитализма, этнического национализма с верховенством русской нации, ведущей за руку малые народы, и властью партийной номенклатуры, а не прописанной в его действительно прогрессивной и демократической Конституции 1936 года «власти народа». Как пелось в одной песне, «слово умрёт, если руки в крови».

      В игре Mirror’s Edge: Catalyst описана довольно правдоподобная модель тоталитарного государства, внешне красивого и монументального, но изнутри репрессивного
      Сегодня слово «тоталитаризм» постепенно лишается былого ореола. Всё чаще его применяют без какого-либо повода только для того, чтобы заклеймить противника в идеологической борьбе. «Тоталитарный режим» стало обычным ругательством, которое почти полностью лишилось первоначального пугающего смысла. Хотя это не значит, что после падения Гитлера и Сталина человечество не столкнулось с похожими случаями. Тоталитарным можно назвать режим в Корейской Народно-Демократической Республике. Из недавнего прошлого к тоталитарным государствам я бы отнёс Исламскую Республику Иран в первые 10—15 лет после революции 1979 года, Туркменистан времён правления Сапармурата Ниязова (в какой-то момент начавшего именоваться Туркменбаши — буквально «Глава всех туркменов» — и Сердар — «Вождь») и подконтрольные Исламскому государству территории. 
      Но, конечно, определение «тоталитаризм» также часто применяют к тем государственным режимам, которые скорее являются классическими авторитарными: диктатурам, олигархиям, восточным деспотиям. Сначала в западной политологии, а после ввода войск Организации Варшавского договора в Чехословакию в 1968 году и появления негласного запрета в тогдашней официозной советской повестке дня на негативное упоминание Сталина и в самом Советском Союзе доминировало мнение о СССР и странах соцблока как о тоталитарных. В случае внутренней советской оппозиции — во многом потому что не существовало иного лексикона, а официальная пропаганда активно называла тоталитарными западные империалистские державы.

      Даже в африканской глубинке не скрыться от лозунгов современных корпораций 
      Параллельно с этим философы-марксисты так называемой Франкфуртской школы стали писать о тоталитарных тенденциях в западном обществе. Как они призывали к культурной революции взамен насильственной, так и тоталитаризм у них был культурным. На смену классовому обществу и капитализму во главе с буржуазией приходит новое бесклассовое общество, в котором буржуазия (или класс частных собственников) перестаёт быть главным экономическим и политическим двигателем, а ведущее место в функционировании общества занимают технократия и культ потребления. Всё это приводит к одновременному стиранию границ между культурами и личным и публичным пространствами. Как следствие философы-марксисты видели потерю идентичности каждой отдельной личности. Всё размывалось в культурной унификации. Весь мир пьёт кока-колу, смотрит одни и те же фильмы, слушает одну и ту же музыку. И данная теория была сформирована задолго до эпохи интернета и социальных сетей, которые только ускорили означенные процессы. Что это, как не культурный тоталитаризм глобальных масштабов? 
      Конечно же, такое явление нашло отражение в культуре. Самое известное произведение, пожалуй, трилогия Джорджа Оруэлла «Скотный двор», «1984» и «Памяти Каталонии», во многом основанная на личном знакомстве со сталинскими практиками и репрессиями во время Гражданской войны в Испании. Что отчасти её ограничивает. Но это далеко не единственные произведения, затрагивающие данную тематику. И даже не лучшие. Лично от себя я порекомендовал бы роман Маргарет Этвуд «Рассказ служанки» о тоталитарном обществе, возникшем на месте бывших США. Недавно вышла телеэкранизация этого романа, хотя лично мне больше понравилась киноэкранизация 1990 года.

      Позитивные лозунги о счастливом настоящем на фоне кровавой бани
      В кино эта тема тоже поднималась не единожды — как в документальных, условно исторических картинах, так и в научно-фантастических. Не вдаваясь в перечисление наименований, выделю прошедший в отечественном прокате в прошлом году социально-психологический фильм ужасов «Эксперимент Белко» Грега Маклина (правда, у нас он был назван «Эксперимент „Офис“»). Это один из самых эффектных и убедительных современных кинообразов того, как функционирует закрытое общество, основанное на страхе. Причём в фильме можно увидеть и покорность масс, и произвол самопровозглашённых палачей, и безнадёжность любой попытки оппонировать. Да и вообще, спастись там можно, только самому став частью этой системы насилия. Лучше всего в кинокартине удалось передать то, как работает психология массовых репрессий: достаточно взрастить всего лишь небольшое зерно страха и отчаяния, как тут же найдётся «тройка», готовая выполнить посланный сверху план по ликвидации определённого процента сотрудников офиса. При этом фильм не только талантливо рассказывает о серьёзном, но и не боится переходить на сторону сатиры и чёрного юмора, сопоставляя откровенно тоталитарные порядки в транснациональной корпорации «Белко» с типичным офисным террариумом, знакомым многим. К слову, автором сценария и продюсером фильма выступил Джеймс Ганн, более известный по марвеловским блокбастерам «Стражи галактики».
      Пожалуй, на этом закончу свой краткий экскурс в понятие тоталитаризма. На самом деле даже это — малая толика того, о чём можно было бы рассказать. Ведь на данную тему написаны многотомные работы всевозможных историков, философов, социологов, психологов, писателей, а у меня всего лишь формат небольшой ознакомительной статьи. Надеюсь, она вызовет интерес к теме.


Zone of Games © 2003–2018 | Реклама на сайте.

Система Orphus

×