Перейти к содержимому
Zone of Games Forum
Outcaster

[Игровое кино] Far Cry 5 — веришь или нет?

Рекомендованные сообщения

banner_st-ik_outcaster_farcry5.jpg

Очередная серия долгоиграющего франчайза Far Cry («пятая» номерная, но уже десятая в линейке!) посвящена путешествию в мир Среднего Запада, религиозных сект и обладателей «красных шей». На первый взгляд это выглядит как попытка капитализировать сеттинг второй Outlast, но не будем строго судить Ubisoft. Всё же это отличный повод вспомнить несколько фильмов, в которых присутствуют те или иные элементы игры. Причём на сей раз я решил разнообразить список максимально широким выбором картин. Не все из них даже напрямую связаны с миром Far Cry 5.


Очередная серия долгоиграющего франчайза Far Cry («пятая» номерная, но уже десятая в линейке!) посвящена путешествию в мир Среднего Запада, религиозных сект и обладателей «красных шей». На первый взгляд это выглядит как попытка капитализировать сеттинг второй Outlast, но не будем строго судить Ubisoft. Всё же это отличный повод вспомнить несколько фильмов, в которых присутствуют те или иные элементы игры. Причём на сей раз я решил разнообразить список максимально широким выбором картин. Не все из них даже напрямую связаны с миром Far Cry 5.

«Любой ценой» / Hell or High Water
реж. Дэвид Маккензи, 2016

143112-Pic1.jpg

Вестерн в актуальных экономико-социальных условиях. Современные братья Янгеры или Джеймсы грабят банки и даже, как их далёкие источники вдохновения, получают молчаливое одобрение общества. Разве что сами братья Янгеры и Джеймсы прикрывались идеей ведения партизанской войны против северян, грабя их во имя Конфедерации. Героев фильма пытаются поймать пара рейнджеров — типичный престарелый ковбой и метис с ярко выраженными чертами коренного американца, которые постоянно неполиткорректно подкалывают друг друга. И всё это могло бы стать банальной перепевкой старых песен о главном, если бы не чуткая режиссура и хорошие актёрские работы. Особенно стоит отметить Криса Пайна и Джеффа Бриджеса, хотя и их напарники держат заданный ими уровень человеческого.

Учитывая серьёзный экономический и социальный кризис, который захлестнул современное общество по обе стороны Атлантического океана, нет ничего удивительного, что жанр вестерна вновь становится популярен. Пусть и весьма ограниченно. Всё же для него крайне типична тема поиска социальной справедливости во враждебном мире. Хотя самые ранние голливудские ленты этого жанра были традиционно развлекательно-приключенческими, к началу 40-х вестерн стал оплотом эзопова языка, с его помощью режиссёры и сценаристы говорили о проблемах современной Америки, перенося острые темы в мир мужчин в широкополых шляпах. А сценарист «Любой ценой» Тейлор Шеридан и вовсе видится певцом современного вестерна. По его сценарию также была поставлена неплохая картина «Убийца» / «Сикарио» Дени Вильнёва, а сам он срежиссировал один из лучших фильмов прошлого года — «Ветреную реку». К слову, в этом году выходит сиквел «Убийцы» под названием «Солдат».

«У холмов есть глаза» / The Hills Have Eyes
реж. Уэс Крэйвен, 1977

143139-Pic2.jpg

Классический эксплуатационный фильм ужасов, поставленный одним из главных постановщиков в жанре. В своё время Уэс Крэйвен прославился тем, что получил финансирование на нелицензированный вольный ремейк шедевра Ингмара Бергмана «Земляничная поляна». Продюсеры настолько не разбирались в современном на тот момент кинематографе, что не почуяли подвоха, когда Крэйвен подсунул им сценарий. Так появился один из главных фильмов эпохи — ультражестокое revenge-movie «Последний дом налево» (хотя чаще лента фигурирует под не совсем грамотным переводным названием «Последний дом слева»). От фильма шведского мастера картина отличалась только переносом места действия из Средневековья в современность и отсутствием философских рассуждений о праве человека на убийство. Даже если речь идёт об убийстве ещё более жестоких и отвратительных убийц и насильников.

В принципе, и в дальнейшем Крэйвен активно использовал уже имевшиеся идеи, по-своему оформляя их во что-то оригинальное. Так популярность подростковых слэшеров у него вылилась в символ 80-х «Кошмар на улице Вязов» и в символ 90-х квадрологию «Крик», в каждом из которых Крэйвен по-своему переосмысливал штампы и даже откровенно посмеивался над ними. Ну а знаковая картина «Избавление» Джона Бурмена породила целый поджанр фильмов о выживании в дикой враждебной среде с противостоянием местным жителям, которые сплошь необразованные дикари. Собственно, «У холмов есть глаза» — это экспло-версия «Избавления». Культовая, но, на мой взгляд, далеко не лучшая лента постановщика.

А вот ремейк французского режиссёра Александра Ажа, больше известного по эффектному триллеру «Высокое напряжение» (сейчас в отечественных кинобазах значится под названием «Кровавая жатва», но я прекрасно помню, что в российском прокате фильм вышел под названием «Опасные связи», которое немного спойлерило содержание), оказался небезынтересным. Следуя сюжету оригинала, Ажа добавил щепотку современного французского шокера и капельку совсем прямых отсылок к «Избавлению» и «Соломенным псам» Сэма Пекинпа — ещё одному фильму о противоборстве городского интеллигента с неотёсанной деревенщиной.

«Дом 1000 трупов» / House of 1000 Corpses
реж. Роб Зомби, 2003

143213-Pic3.jpg

Фильм включён в список запрещённых к распространению в Республике Беларусь.

30 октября 1977 года четвёрка глуповатых подростков, среди которых нашёлся фанатик ужасов и всевозможных маньяков, к собственному несчастью, сворачивают не туда. Дата на сей раз не случайна: именно в этот день параллельно нападал на юную Лори Строуд сам Майкл Майерс, а учитывая дальнейшее творчество известного рокера и клипмейкера, всё приобретает зловещий подтекст. Вообще тему экзистенциального ужаса городских жителей перед девственной, не испорченной порочными нравами сельской местностью и её населением открыл ещё Джон Бурмен в своём этапном фильме «Избавление». Но Роб Зомби явно пытается идти по стопам его последователей, в первую очередь Тоуба Хупера и Уэса Крэйвена, показавшего, что деревенские не только развлекаются по-другому, но и вообще, мягко говоря, уродливы телом и душой. 

Правда, кардинальное отличие метода Зомби заключается в том, что объектами своего сочувствия он выбирает вовсе не оказавшихся в плену ситуации молодых парней и девчонок, а семейство извращённых отморозков во главе с доктором Сатаной. Кроме него в фильме фигурирует персонаж с именем доктор Вульфенштейн, так что не обходится и без видеоигровых цитат. А поскольку режиссёр Зомби не то чтобы плохой, а скорее банально ничего не понимающий в режиссуре, получается странноватый чудной видеоклип, который не способен вызвать ни одной эмоции: ни напряжения, ни страха, ни отвращения, ни ужаса — ровным счётом ничего. Запоминаются разве что по-своему притягательная жена постановщика Шери Мун Зомби да звёзды кинематографа 70-х Сид Хэйг и Карен Блэк.

«Дети кукурузы» / Children of the Corn
реж. Фриц Кирш, 1984

143222-Pic4.jpg

На первый взгляд — типичная история, вышедшая из-под пера Стивена Кинга, о детях, наделённых скрытыми талантами и противостоящих суровому миру взрослых. На этот раз дополненная темой религиозного фанатизма и сектантства. Разве что необычным выглядит тот факт, что секту верящих в силу кукурузных полей основали дети во главе со своим странным пророком Исааком. Последний утверждает, что только дети чисты от греха, и обещает приносить в жертву всех, кто достигнет возрастной отметки в 18 лет.

Увы, это одна из худших экранизаций произведений Кинга. Чуть ли не с первых кадров фильм начинает раздражать назойливым закадровым голосом, а дальше следуют нелепые сцены кровавой резни, подкреплённые полным отсутствием актёрской игры со стороны детей. Даже парочка взрослых профессионалов в лице Питера Хортона и Линды Хэмилтон не способны исправить откровенно плачевную ситуацию. 

Несмотря на невысокое качество, фильм стал популярен и даже породил целый франчайз. Кроме прочего вышло несколько кинолент, явно вдохновлённых «Детьми кукурузы», например «Джиперс Криперс» Виктора Сальвы. К слову, данная картина куда интереснее и умнее, даже несмотря на наличие монстра в кадре. 

«Грешный ангел»
реж. Геннадий Казанский, 1962

143232-Pic5.jpg

В начале 60-х в СССР помимо вопросов очевидной борьбы с пережитками «культа личности» и демократизации общества столь же остро стоял вопрос борьбы с религией. Так уж вышло, что именно на демократическую хрущёвскую «оттепель» пришлась самая жёсткая борьба с религией после антирелигиозной кампании начала 30-х. Так что и в фильме о девочке, сбежавшей из дома после того, как её родителей репрессировали, фигурирует некий верующий старичок в исполнении Бориса Чиркова, убеждающий вступить в секту. И, собственно, Вера (именно так зовут главную героиню) почти попадает в оную — но на её пути встречаются понимающий милиционер и чуткие педагоги в интернате, куда её помещают учиться.

Как ни странно, религиозный мотив, слабо прописанный, довольно быстро выветривается из картины, оставляя место куда более интересной теме о возможности жить по правде в лицемерных реалиях. Вера вынуждена врать, что её родители сидят в лагерях по политическим статьям, а в фильме не раз звучат острые вопросы: «Вы коммунист или член партии?», «А как же демократия?», да и обучение в интернате ведётся сплошь по методичкам, в которых главное зазубрить предмет, а не понять его. Мир бюрократии, в котором каждый человек — это винтик, начинается именно со школы.

Пожалуй, предфинальный режиссёрский символизм кажется слишком прямолинейным. После сцены с холодным проливным дождём наступает яркая солнечная весна, а жизнерадостные школьники сажают деревья, забив напротив них табличку «1953 г.». Хотя пафос этого эпизода понятен каждому и даже простим постановщику. Как бы люди ни плакали, но подавляющее большинство было радо тем переменам, что принесла весна 1953 года.

banner_st-ik_outcaster_farcry5_.jpg


Конечно, можно вспомнить ещё ряд современных вестернов, фильмов о деревенщине или о сектах. Но всегда можно написать про них при следующем удобном случае — благо игроделы не перестают выпускать всё новые игры.

  • Лайк 1
  • Спасибо 2
  • -1 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

The Hills Have Eyes оригинал не смотрел, но римейк очень приличный, цельный и страшный. Все как надо.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Дом 1000 трупов - это без пяти минут гениальный фильм, вероятно, автору просто не зашло. Вторая часть значительно послабее, но первый фильм невероятен .

  • +1 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас


  • Похожие публикации

    • Автор: Outcaster

      Тема побега из мест лишения свободы является одной из ключевых для американского кинематографа. Данный поджанр чаще всего воспринимается не как история о преступниках, которые не хотят исправиться, а как рассказ о стремлении человека к свободе. Нет ничего удивительного, что и игроделы обратили свой взгляд на данную тему. Собственно, одна из лучших игр текущего года A Way Out сделана в этом же поджанре, так что вот отличный повод вспомнить несколько фильмов, в той или иной степени рассказывающих о тюремном быте, побеге и жизни после него.
      Тема побега из мест лишения свободы является одной из ключевых для американского кинематографа. Данный поджанр чаще всего воспринимается не как история о преступниках, которые не хотят исправиться, а как рассказ о стремлении человека к свободе. Нет ничего удивительного, что и игроделы обратили свой взгляд на данную тему. Собственно, одна из лучших игр текущего года A Way Out сделана в этом же поджанре, так что вот отличный повод вспомнить несколько фильмов, в той или иной степени рассказывающих о тюремном быте, побеге и жизни после него. Но умолчу о полиэкране, хотя легко мог бы назвать несколько фильмов Брайна де Пальмы, который удачно использовал данный приём. Также оставлю за скобками несколько картин, которые прямо цитируются во второй половине игры: не хотелось бы спойлерить. Всё же это одна из немногих современных игр, способных вызывать эмоции и подкидывать неожиданные сюжетные повороты.
      «Побег» / The Getaway
      реж. Сэм Пекинпа, 1972

      Док Маккой — хладнокровный грабитель банков, устав от рутины тюремной жизни, идёт на сделку с местным бизнесменом. Тот через свои связи помогает ему получить условно-досрочное освобождение, а в ответ Маккой должен провернуть небольшое ограбление в банке этого коррумпированного дельца без пыли и лишних жертв. Конечно же, по законам жанра всё идёт не так, как надо, и Маккой оказывается в бегах вместе со своей женой Кэрол. Последняя, к слову, так же активно помогает в его преступных делах, хотя за несколько лет в изоляции Маккой стал подозревать её в неверности. Так что побег героев в Мексику (а куда ещё?) сочетается с их переменчивыми семейными отношениями, наполненными то огнём, то холодом.
      Конечно, как это принято в фильмах Сэма Пекинпа, данная вариация «Бонни и Клайда» выполнена в ультрареалистичной манере. Преступники выглядят отталкивающе, перестрелки жёсткие, жизнь в одноэтажной Америке несладкая. Потому своеобразная романтика в пыли, грязи, крови и мусоре приобретает некий ореол чистоты в этом жестоком мире. Тем интереснее, что в начале 90-х в Голливуде был снят ремейк «Побега» с участием Алека Болдуина и Ким Бейсингер — более сглаженный и пригламуренный, но не лишённый своих собственных достоинств. Правда, его бы я рекомендовал смотреть исключительно после оригинала Пекинпа.
      «В упор» / Point Blank
      реж. Джон Бурмен, 1967

      Психоделический гангстерский фильм, который сложно трактовать однозначно. По сюжету грабителя Уокера (Ли Марвин) подставляют, и он оказывается в заброшенной тюрьме Алькатрас. Сбежав оттуда, он становится одержим жаждой мести и возвращением 93 тысяч долларов (ни больше ни меньше), из-за которых его кинули вчерашние друзья. Он не знает жалости, его не способны остановить ни приятельские отношения, ни целые армии вооружённых гангстеров. Месть — это блюдо, которое подают холодным.
      Но именно тут проявляется загадочность ленты. Отчасти из-за неё «В упор» британца Джона Бурмена и приобрёл культовый статус. Герой немногословен, а его действия иногда необъяснимы с точки зрения бытовой логики. И тут нельзя обойтись без спойлеров, так что я бы порекомендовал сначала посмотреть данный фильм. По одной из теорий, для которой в фильме немало зацепок, главный герой погибает в самом начале повествования, а все остальные события — действия духа мщения. Потому почти каждое его убийство можно объяснить самоубийствами его бывших друзей, которых мучает совесть, а причудливый, многозначительный финал приобретает смысл.
      «Поезд-беглец» / Runaway Train
      реж. Андрей Кончаловский, 1985

      — Ты настоящий зверь!
      — Хуже, я — человек.
      Можно испытать подлинный катарсис от, казалось бы, остросюжетно-триллерного по жанру, но экзистенциально-философского по своей сути фильма Андрея Кончаловского. Двое сбежавших заключённых и случайная девушка волею судьбы оказываются в поезде, мчащемся вперед без машиниста. Для того чтобы выжить, они должны преодолеть самих себя. 
      Пожалуй, это лучший фильм тогда ещё советского режиссёра Кончаловского из снятых им за границей. Не то чтобы у него не случалось успехов: были вольная экранизация Андрея Платонова «Возлюбленные Марии», симпатичная драма «Стыдливые люди» и мини-сериал «Одиссей», а в России также немало поклонников у провалившегося в прокате боевика «Танго и Кэш» (кстати, ещё один фильм про побег двух «заклятых напарников» из тюрьмы). Но «Поезд-беглец» выделяется даже на фоне удачных лент.
      В случае «Поезда-беглеца», на мой взгляд, большой удачей было именно европейское происхождение постановщика. Изначально данный фильм был попыткой японского режиссёра Акиры Куросавы выйти на голливудскую сцену — но в конце 60-х признанному мастеру не удалось найти поддержку среди голливудских продюсеров, хотя сценарий в итоге получилось пристроить. Как писали критики-современники, фильм оказался слишком нетипичным в череде американских зрелищных остросюжетных кинолент своего времени. Некоторые даже называли «Поезд-беглец» экзистенциальным боевиком. И трудно не согласиться, ведь это не просто противостояние двух заключённых (их мастерски сыграли Джон Войт и Эрик Робертс, получившие номинации на премию «Оскар») с полицией — фактически чтобы спастись, они должны забыть о своей тёмной натуре, той, которая привела их за решётку, стать человечнее, освободиться от несущегося без тормозов поезда обстоятельств. Но тем эффектней звучит финальная цитата из шекспировского «Ричарда III»: «Бывает зверь свиреп, но и ему знакома жалость, Нет жалости во мне, а значит, я не зверь».
      Из интересных деталей можно отметить, что эта картина стала дебютом для характерного актёра Дэнни Трехо. Причем первоначально он был приглашён на съёмочную площадку просто как консультант (должен был помочь Робертсу в сцене тюремного боя без правил), но в итоге было решено, что он отлично впишется в кадр. Вот так Кончаловский открыл будущую звезду фильмов категории «Б» и, возможно, спас Трехо от пути рецидивиста. Всё же такие люди, выйдя из мест не столь отдалённых, часто не находят себя в обычной жизни и вновь встают на преступную дорожку.
      «Побег из Алькатраса» / Escape from Alcatraz
      реж. Дон Сигел, 1979

      Яркий пример крутого мужского кино 70-х. Сухая и минималистская режиссура, почти полное отсутствие закадрового саундтрека, нарисованные лёгкими штрихами персонажи. Основанная на реальной истории побега из знаменитой калифорнийской тюрьмы Алькатрас, лента концентрируется на жёстком быте внутри неё. Оный является не оправданием жестокой карательной системы США, цель которой не исправление, а наказание, а скорее критикой подобного подхода. Даже самые опасные преступники становятся человечнее, находясь в закрытом пространстве, где они лишены всех прав, свобод и других достижений демократического общества. Так что и побег, вынесенный в заглавие, начинает принимать вид спасения. К слову, английское слово «escape» можно перевести как «спасение».
      Интересно, что в фильме снялся Клинт Иствуд, который к концу 70-х почти полностью отошёл от съёмок в фильмах других режиссёров, сконцентрировавшись на собственной режиссёрской карьере. Но вполне вероятно, что он не смог отказаться от предложения Дона Сигела, которого считал одним из своих учителей. Свою, возможно, лучшую режиссёрскую работу «Непрощённый» Иствуд посвятил как раз Сигелу и Серджо Леоне, без коих он бы не состоялся ни как актёр, ни как постановщик. Также стоит добавить, что «Побег из Алькатраса» произвёл неизгладимое впечатление на популярного писателя Стивена Кинга. Потому не стоит удивляться обильным цитатам из этой киноленты в его «Побеге из Шоушенка» и «Зелёной миле».
      «Побег из Шоушенка» / «Искупление Шоушенком» / The Shawshank Redemption
      реж. Фрэнк Дарабонт, 1994

      Это история о надежде, спасении и искуплении (оригинальное название «Искупление Шоушенком» более говорящее), которая окупилась после выхода на видео. Когда она вышла в прокат осенью 1994 года, ей мешали неуклюжее название, отсутствие суперзвёзд, слабая поддержка студии, да и рекламная кампания была вялой. Несмотря на высокие оценки критиков и полдюжины номинаций на «Оскар» (в том числе в категории «Лучший фильм»), «Побег из Шоушенка» был финансовым неудачником. Аудитория просто прошла мимо в конце года, когда фильм оказался в тени «Форреста Гампа» и «Криминального чтива». Кинолента Фрэнка Дарабонта, имея высокие оценки и неплохой бюджет, рассматривалась не иначе как провал.
      Но благодаря VHS, а впоследствии и DVD «Побег из Шоушенка» был, как никакой другой фильм современности, по сути, возрождён в глазах зрителей. Ныне он занимает первое место топа лучших фильмов всех времен по версии пользователей сайта IMDb (рядом только «Крёстный отец»), а критики называют его современной классикой — причём даже те, кто изначально не признал его. «Побег из Шоушенка» совершил кинематографическое чудо. Этот трогательный, увлекательный, безукоризненно созданный киноопыт благодаря своим упорству и, главное, качеству преодолел прокатный провал, в итоге выйдя победителем. Фильм вызывает отклик, подобный сочувствию к реальному несправедливо осуждённому, а его история, как сценарная, так и успеха, является подлинной иллюстрацией силы человеческого духа.
      Несмотря на то что автором литературного первоисточника является Стивен Кинг, тут нет призраков или вампиров. «Монстры» этой истории реальны и человечны. Тихий замкнутый банкир Энди Дюфрейн (Тим Роббинс), осуждённый за убийство, которого не совершал, заводит малопривлекательную дружбу с «коллегой» по пожизненному Рыжим (Морган Фримен) — человеком, который «может достать всё». Проходят годы, находчивость Энди дарует надежду и изменяет всю тюрьму, в том числе и смотрителя (Боб Гантон), который начинает использовать его финансовые навыки в личных целях. Но когда выявляется информация, способная освободить Энди, алчность в смотрителе превосходит порядочность. В результате мы получаем один из наиболее захватывающих и запоминающихся финалов в истории кино.
      Довольно легко определить, почему плохой фильм провалился, но сложнее определить, что делает фильм хорошим. Есть в структуре «Побега из Шоушенка» что-то, придающее ему очарование. Возможно, это интеллигентный сценарий Дарабонта? Или его сдержанная режиссура? Лента запоминается детализацией эпохи (аутентичные декорации, костюмы), снятой оператором Роджером Дикинсом и скомпонованной с эмоциональным саундтреком Томаса Ньюмана. Но при этом нельзя вычленить из фильма какую-то отдельную часть: в «Побеге из Шоушенка» все элементы соединены в цельную структуру.
      Часть успеха фильма должна быть разделена и с Кингом. Возможно, из-за того что критики до сих пор считают ужасы «низкопробным» жанром, писатель отвергал похвалы за свои внежанровые произведения. Как и в случае с «Останься со мной», Кинг рассказал очень человечную, личную историю. «Побег из Шоушенка» не менее тревожен и местами страшен, гнетёт чувством давления времени как в повести, так и в экранизации, но Кинг неожиданно для самого себя искусно связал своих персонажей и антураж, охватывающий три десятилетия. Это деликатный процесс, позволивший произведению быть одновременно интимным и эпичным. Ну а после этого Дарабонт сделал заключительный финт: внеся мельчайшие изменения в ход повествования, он заставил нас прочувствовать долгое, изнурительное путешествие к мечте, причём так, что финал не может не вызвать эмоционального отклика. 
      Неудивительно, что «Побег из Шоушенка» тронул стольких киноманов и достиг статуса современной классики. Как и в случае многих других фильмов, «спасённых» домашним видео (например, того же «Бегущего по лезвию»), его повышение статуса связано с любовью его создателей к своим зрителям. Это редкость, когда кино может по-настоящему зацепить, а не просто быть товаром на кинорынке, что и является истинной силой «Побега из Шоушенка».
      И это только малая часть фильмов на данную тему. Но приберегу другие знаковые ленты до следующего удобного случая.

    • Автор: james_sun

      Пожалуй, мое главное опасение насчет гениальной (кроме шуток) идеи Far Cry 5 — органично и правдоподобно перенести действие в «оплот цивилизации» — во многом подтвердилось. Несмотря на все усилия сценаристов соединить свой псевдосложный мирок с современными реалиями, несмотря на то, что нас постоянно пытаются убедить в том, что все увиденное нами, сколь бы удивительным оно не было, — правда, пластиковый привкус во рту от этой жвачки перебить не удается. 
      Жизнестойкость и метаморфозы серии Far Cry не перестают меня удивлять. 
      Первая часть сериала стала настоящим хитом в 2004 году, показав красивейший открытый мир, вполне сообразительных врагов, умный тактический геймплей… а еще мутантов, которых многие посчитали лишними. 
      Вторая Far Cry от другого разработчика избавилась от примесей третьесортной фантастики и сосредоточилась на очень серьезных темах… заодно растеряв все разнообразие и тактику. В игре был большой и безжизненный мир с однотипными заданиями, а все потуги неплохого сюжета добраться до ума игрока были безжалостно размазаны о всеобщие скуку и монотонность. 
      Третья часть проекта пустилась во все тяжкие, возвратив народу тропический остров и предоставив настоящее игровое безумие наравне с одним из самых харизматичных и узнаваемых персонажей в игровой индустрии — Ваасом Монтенегро. 
      Последовавшая Far Cry 4 не смогла воссиять так ярко, как ее предшественница, но в ней все равно было достаточно весело. 
      Имелись в серии и основные ответвления — отменная пародийная Blood Dragon и амбициозная, но неоднозначно принятая Primal. 
      И вот на свет появилась Far Cry 5. Игра, которая не побоялась перебраться из далеких холодных или тропических стран в оплот мировой демократии. В Америку. 

      Все шизанулись
      Получасовой пролог зачем-то настраивает геймера на серьезный лад. Главный герой (который тут, конечно, новичок — а как иначе?) летит на вертолете с небольшим (!) полицейским отрядом на арест особо опасного преступника по имени Иосиф Сид — могущественного пророка, который смог подчинить своей воле целый вымышленный округ, практически выстроив собственное маленькое государство на территории другой большой страны.
      Его захват, как водится, не удается — в последний момент безмозглая и обросшая паства в едином слепом порыве спасает своего мессию. Протагонист ухитряется сбежать, попутно перебив пару десятков сектантов и уничтожив ценное имущество, однако если бы в дело не вмешался местный житель, далеко уйти ему бы не удалось. Ловушка захлопнулась, связь с внешним миром отрезана, герою без лишних слов вручают пистолет и отправляют поднимать мировое свободолюбивое сопротивление. 
      Все почти что по канону. 

      Постановка игровых кат-сцен — отдельное эстетическое удовольствие. 
      Должен отметить, что история в игре оказалась на удивление неровной, даже если сделать скидку на специфику жанра. Большую часть времени происходящее на экране напоминает самое настоящее помешательство. И речь сейчас не о том обаятельном безумии, которое мы видели в Far Cry 3. В пятой части действо скорее напоминает всеобщий наркотический бред: люди грызутся друг с другом за каждый клочок земли, главные «злобные» лица вещают о грядущем Конце света, покаянии и неминуемой расплате, в то время как «добрые» так и пышут ненавистью к ним, но все же не забывают про войну с пришельцами из космоса, тотальную паранойю и гнилые интересы правительства. 
      В моменты прояснения разума игра внезапно выдает по-настоящему сильные, серьезные моменты, заставляющие даже не на шутку задуматься, а порой и вовсе удивиться пару раз сюжетным твистам… Однако в целом в реальность происходящего все равно практически не веришь. 

      «В нашей игре не будет вышек», — говорили они. «Мы даже пошутим на этот счет в самом начале», — говорили они.
      Пожалуй, мое главное опасение насчет гениальной (кроме шуток) идеи Far Cry 5 — органично и правдоподобно перенести действие в «оплот цивилизации» — во многом подтвердилось. Несмотря на все усилия сценаристов соединить свой псевдосложный мирок с современными реалиями, несмотря на то, что нас постоянно пытаются убедить в том, что все увиденное нами, сколь бы удивительным оно не было, — правда, пластиковый привкус во рту от этой жвачки перебить не удается. 
      Ну не верится в то, что в современном мире может существовать настолько могущественный и многочисленный культ, члены которого беспрекословно подчиняются своему лидеру и в рядах которого при этом нет внедренных правительством агентов, потихоньку разрушающих его изнутри. Все-таки одно дело — далекая и никому не интересная маленькая страна, ставшая убежищем для различного отребья и тех, у кого еще остался хоть какой-то намек на справедливость, и совсем другое — могущественная мировая держава, которая совсем не ведает (и хуже того — ведает, но абсолютно ничего не делает для противодействия), что творится даже не у нее под носом, а внутри нее. В настоящем мире о чем-то подобном стало бы известно заранее, и власти мигом разрешили бы проблему — силой или же при помощи «тихих» убийств. 

      Знакомьтесь, это Бумер. Верный друг и редкий милаха.
      Особенно смешно в таких условиях слышать про некое сопротивление. Кому тут сопротивляться? Ведь, по сути, местный культ «Врата Эдема» — это и есть сопротивление, которое активно противится установленным порядкам, усиленно занимаясь терроризмом и разрушая насквозь свободное и демократическое общество. А игрок и те, кого он собирает вокруг себя, — всего лишь миротворцы, которым нужно во что бы то ни стало уничтожить несогласных и их опасных лидеров, тем самым ликвидировав опухоль внутри организма. 
      Все вышенаписанное, однако, совсем не означает, что за местной историей не интересно следить. Отнюдь. В Far Cry 5 нашлось место как упомянутым сильным моментам, так и ярким персонажам, забавным и неоднозначным ситуациям. Фирменный юмор разработчиков остался на месте и даже, кажется, окончательно потерял намеки на всякие приличия и страх, что позволило вскрыть насущные социальные и политические проблемы. 
      Сопротивляйся — это весело
      Наркотическая вакханалия прочно закрепилась и в геймплейной части Far Cry 5. Создается впечатление, будто Ubisoft жутко боялась, что в ее игре пользователь заскучает хотя бы на секунду, а потому сделала так, что натурально каждое мгновение тут что-то да происходит. Мир игры знатно лихорадит: на дорогах постоянно случаются вооруженные столкновения, доходит даже до применения крупнокалиберного оружия; местный горизонт застят дым пожаров и далекие вспышки взрывов и огнеметов; в воздухе то тут, то там снуют враждебные вертолеты и самолеты; за каждым углом, в каждом завалящем лесу вас поджидают опасности — будь то вооруженный отряд сектантов или же стая диких волков. 

      Враг не пройдет! SerGEAnt зорко следит за горизонтом. 
      При таком раскладе думать практически некогда, да это и не нужно — игра в обязательном порядке укажет вам местонахождение всего необходимого, а если проиграете, услужливо возродит где-нибудь неподалеку. 
      Главный герой постепенно развивается и обрастает как полезными умениями, так и не менее полезным снаряжением. На захваченных по доброй традиции серии блокпостах, а также у кочующих торговцев можно продать весь найденных хабар вроде шкур убитых животных или журналов, пополнить боезапас, прикупить одежду, оружие, обвесы. Кроме того, чуть ли не каждый встреченный житель готов не только поведать о ближайших тайниках и ключевых персонажах, но и выдать вам очередное дополнительное задание. 
      Как я уже однажды замечал в нашем соответствующем стриме, в глобальном плане новая Far Cry 5 близка к последней Ghost Recon: все та же огромная площадь, все так же поделенная на зоны территория с главенствующими в них злодеями, все те же снующие на пикапах партизаны и хмурые боевики, третирующие мирное население, все та же цель — уничтожить преступную организацию по частям, чтобы затем добраться до главного босса. Даже дерево прокачки похоже — на заработанные очки покупаются не только упомянутые умения, но и технические гаджеты: крюк-«кошка», парашют, костюм-крыло и так далее. 

      Кажется, Макс Пэйн сегодня в особенно плохой форме. 
      Сам протагонист, кстати, почти никогда не бывает одинок — он может взять себе до двух виртуальных помощников, а то и вовсе позвать живого друга на кооператив. Следует, впрочем, помнить, что основная кампания Far Cry 5 создавалась в первую очередь для прохождения соло, отдельной кооперативной кампания для совместного прохождения тут нет. Это значит, что герой в местном сюжете — один, и в роликах место для второго просто не предусмотрено. 
      К слову, о виртуальных наемниках: метод их найма (равно как и поведение врагов, их разновидности, игровая архитектура) невольно напоминает о Homefront: The Revolution. И иногда даже больше, чем хотелось бы. Дело в том, что поначалу в мире Far Cry 5 очень весело: глаза разбегаются от обилия разнообразных плюшек и возможностей. Однако спустя какое-то время вся эта голимая катавасия и бесконечные фейерверки начинают не на шутку утомлять. Жуткое дело: в шутере от первого лица вы, внезапно, устаете постоянно жать на спусковой крючок и смотреть на сочные взрывы. Удивительно, однако изо всех сил пытаясь избавить игрока от скуки, в Ubisoft изрядно перегнули палку и нагнали много яркой, стремительной, но при этом все же пустоты. 

      Бумер и его подружка — пума по кличке Персик — наводят шороху в толпе сектантов. 
      Большая часть второстепенных заданий сводится к опостылевшей банальщине: найди/убей/принеси. Враги имеют противное свойство возрождаться за каждым поворотом — точно так же, как и ваши союзники. Отсюда и рождается постоянное противостояние. В кооперативе на это внимание особо не обращаешь, а вот при одиночном прохождении оно сильно бросается в глаза. 
      На второй чаше весов находятся любопытные квесты, которые игра все-таки подкидывает пользователю, — например, простите, отрезать часть причинного места быка во время спаривания или разнести на куски огромную пятнадцатиметровую статую. Поиски и вскрытие тайников — вообще отдельный бальзам на душу, ибо каждый такой тайник является маленькой изящной головоломкой, каждый раз требующей к себе особого подхода. К сюжетным заданиям особых претензий нет — они, как водится, максимально разнообразны и прекрасно срежиссированы.
      Итоговое впечатление от геймплея двоякое. С одной стороны, непрекращающееся действие и множество доступных дел; с другой — типичный для игр от Ubisoft утомительный гринд и море однотипных заданий. 

      M60 с коллиматорным прицелом, увеличенным магазином и глушителем? А в чем проблема? Это же Far Cry!
      Тем более удивителен тот факт, что даже если прекрасно осознаешь все недостатки геймплея и провисания в сюжете, оторваться от Far Cry 5 пусть не невозможно, но достаточно тяжело. Игру все равно хочется пройти до конца и узнать, чем же закончится весь этот неправдоподобный и пафосный спектакль. А очередную мелкую стычку на дороге не обходишь стороной даже в тысячный раз — и все так же лезешь в драку. Такой вот парадокс. 
      С технической точки зрения, несмотря на восторги западной прессы, все далеко не так хорошо. В игре порой не срабатывают скрипты, что требует перезагрузки последнего сохранения; иногда у персонажей отключается лицевая анимация или же они вовсе встают столбом на одном месте, разведя руки в стороны. 
      Странно ведет себя и игровой ИИ. Временами кремниевый болванчик демонстрирует верх сообразительности, грамотно подбираясь к противнику, «отжимая» у него транспорт и симулируя подобие жизнедеятельности. Кроме того, союзники не торопятся использовать позорную и привычную для ботов телепортацию — в первую очередь они все же стараются добраться до вашего местоположения на своих двоих или четверых (кто еще не видел момент с мегакрутой напарницей на машине с динамиками из нашего стрима — бегом смотреть), на что приятно смотреть, это вызывает неподдельное уважение. Подчас же ИИ как будто подменяют — и вот он уже глупо пытается взять числом, застревает в двух деревьях или просто выбирает для себя неподходящую цель (к примеру, в жаркой перестрелке бандитов с повстанцами первые внезапно начинают стрелять по мирно парящему над ними орлу). 

      Страшней индюшки зверя нет!
      Выскажу и чисто субъективное недовольство. Я понимаю, что обновленная серия Far Cry бесконечно далека от понятия «тактический экшен», с которым заигрывала первая часть. Но все-таки мне бы очень хотелось, чтобы в настройках была возможность отключить все эти навязчивые маркеры, подсветку и подробные подсказки, а изменение уровня сложности влияло не только на здоровье протагониста и врагов. 
      Внешне Far Cry 5 выглядит очень симпатично — уж что-что, а живописные виды природы и взрывы Ubisoft делать умеет, доказано. Вылетов, тормозов и зависаний за все полтора прохождения замечено не было.
      Новую Far Cry нельзя назвать перерисованной «четверкой» — всех имеющихся изменений достаточно для того, чтобы выделить ее в отдельную номерную часть. Я вновь соглашусь с западными коллегами в том, что перед нами лучшая игра во всем сериале. У проекта есть интересные моменты, тут бывает по-настоящему весело, особенно если вас для прохождения зашло в проект сразу двое.
      Вот только вышесказанное снова не отменяет имеющихся у проекта проблем. Far Cry 5 — пожалуй, одно из лучших предложений на рынке шутеров в открытом мире на данный момент. Другое дело, что всему этому жанру давно нужна основательная встряска, для которой маловато просто увеличить количество действа на каждый квадратный метр.
      Итоговая оценка — 7,5.
      (нажмите на оценку, чтобы выставить свою в профиле игры) P.S. Перевод игры выполнен на классическом для русских локализаций уровне. Где-то актерам удалось точно попасть в роль и достоверно отыграть интонации, ну а где-то слух режет очевидное переигрывание. 
  • Популярные новости



Zone of Games © 2003–2018 | Реклама на сайте.

Система Orphus

×