Jump to content
Zone of Games Forum

Gamovsky

Novices+
  • Content count

    15
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

8 Neutral

1 Follower

About Gamovsky

  • Rank
    Новичок
  • Birthday 05/20/1995

Profile Information

  • Gender
    Мужской
  1. Как раз с недавних пор продолжил качать английский, а тут такой шикарный повод не забить (по обыкновению в силу отсутствия адекватных причин продолжать)!
  2. Два миллиона долларов за пятьдесят лет на экспорте сигар “El Tropicano” собственного производства — шутка ли? А вот и... да! На самом деле, сумма может оказаться намного больше, а тюремный срок — намного меньше, вплоть до его полного отсутствия, если постараться удержать разносторонние интересы населения в своих мозолистых ручищах. Превратить в уголок благоденствия и процветания место ссылки каторжников, где тюрьмы останутся как напоминание о пережитых лишениях ныне свободных жителей острова? Два миллиона долларов за пятьдесят лет на экспорте сигар “El Tropicano” собственного производства — шутка ли? А вот и... да! На самом деле, сумма может оказаться намного больше, а тюремный срок — намного меньше, вплоть до его полного отсутствия, если постараться удержать разносторонние интересы населения в своих мозолистых ручищах. Превратить в уголок благоденствия и процветания место ссылки каторжников, где тюрьмы останутся как напоминание о пережитых лишениях ныне свободных жителей острова? Начнём, покуря-сь Да по сравнению с восстановлением города, полностью разрушенного после землетрясения через пару островов отсюда, — раз плюнуть! Или два. Ну, с третьей попытки точно получится. Впрочем, бог, как известно, не нищий… На другом же конце Карибского архипелага, пока левая рука Романа Игнасио Кастро, дальнего брата «того самого» Фиделя, расправляется с бизнес-планом по преодолению ослепляющей славы своего легендарного родственника, правая рука дотошно прокладывает сантиметровой линейкой расстояние между президентским дворцом и будущим рестораном через дорогу. Бюджет на строительство которого, между прочим, всей страной собирали без малого полгода… Годом ранее тем же способом как раз накануне полного улёта бюджетных средств «в минус» удалось-таки воткнуть на главной площади продуктовый магазин, отменив проект памятника и раздачу бесплатных обедов, благо выборы только-только закончились в нашу пользу. Первый камень в фундамент будущего города — совсем не камень Всего в Tropico десять миссий, и каждая отправляет игрока на тропический остров с особыми параметрами президентской роли игрока, эксцентричным брифингом и увлекательной задачей, выполнить которую надлежит строго к определённому сроку. Помимо вышеперечисленных сценариев, встречаются сугубо мирные, где управляющий должен сконцентрироваться либо на успешной добыче и последующей обработке полезных ископаемых, либо на выращивании и экспорте продуктов питания, либо на обустройстве туристических городков или даже на восстановлении естественного лесного покрова на острове. Присутствуют задания и откровенно «военные», где правитель натягивает морду диктаторского лица и железной хваткой строит всё и всех в условиях самого настоящего военного положения, от которого в восторге разве что сами солдаты. Вопреки претенциозному брифингу шевелится маленькое государство даже на высокой скорости игры чрезвычайно медленно. Кто крайний на берег? Строительство кофейной плантации, например, сначала нужно согласовать с гидрометеорологическими прогнозами пресных дождей, ландшафтными особенностями местности и геологической разведкой, утвердить дислокацию, а потом… ждать, ждать и ещё раз ждать. Сотрудник строительной конторы сначала доберётся до места работ, чтобы выровнять место для будущей постройки, по окончании 14-часовой смены возвращается домой и снова пешком идёт на работу, чтобы продолжить самбу с лопатой вплоть до первой барабанной дроби молотков, появление которых знаменует начало фактического строительства фермы. Синдром повсеместного долгостроя, знакомый по Knights and Merchants: The Shattered Kingdom, касается абсолютно всех объектов недвижимости: жилья, ферм и шахт, промышленных и туристических сооружений, правительственных и социальных учреждений. По крайней мере, обошлось без реализованной в Cultures доставки стройматериалов со склада на площадку. Зато всё остальное — есть. Три года разработок, подталкиваемых пьянящим успехом Railroad Tycoon 2, сделали своё дело — игра получилась и вошла в историю. Видишь дерево? Вот и я не вижу. А оно в проекте! Время от времени удовлетворенность потребностями по расширенной пирамиде Маслоу снижается, и тропиканец отправляется на рынок за продуктами, в бар, чтобы развеяться, к священнику, чтобы поддержать веру в справедливость ортодоксального христианства, или в медпункт, чтобы поддержать покалеченную печень. В конце концов, человек может просто отправиться домой, чтобы побыть с женой и детьми в сносной квартирке с опостылевшим видом на океан… Да перестаньте за ними следить, президенте, тем более — читать «ленту» мыслей! Квалификация абсолютно любого гражданина растёт от года к году; он может стать обладателем двух специальностей, среднего, а также высшего образования, поднабраться храбрости и рвануть в самовыдвиженцы на следующих выборах. Однако частный случай низкого уровня лояльности к действующему правительству едва ли служит какой бы то ни было причиной арестовывать субъекта или даже ликвидировать. Для столь радикальных указов, имеющихся в нашем распоряжении наряду с куда более глобальными законами, должен появиться повод из ряда вон особый. Там же, куда компетенция поднаторевшего в правлении игрока дотягивается с трудом, балом правят случайные события, без которых и нашу умозрительную реальность едва ли можно представить. Экономика цветёт и пахнет растущими расходами Притеснять жителей Tropico может только тот, кто вдоволь набил карманы валютой с экспорта национальных ресурсов и чей взгляд устремлён в открытый океан, за которым в мечтательном «где-то там» томно изогнулась талия калорийной мечты о жизни счастливой, беззаботной. И короткой, как показывает практика отдельных кадров. До разумного предела народ терпеливо готов хранить безмолвие: el presidente может сколько угодно игнорировать тактичные просьбы людей обеспечить их минимальными средствами жизнеобеспечения, может плевать на отчёты и всё дальше отодвигаться от своих сограждан, наращивая присутствие на острове вооружённых сил, — однако срок годности есть у всего. Пришло время перезагружать сроки, поц И когда годность административного аппарата страны на глазах у её жителей превращается в негодность — закалённые солнцем, морем и землёй тропиканцы сначала берутся вести открытые дебаты, выдвигая новых кандидатов на пост действующего главы Tropico. И только потом — за оружие, если все имеющиеся в руках народа средства исчерпали свою «хорошесть». Причём часть регулярной армии мятежников обязательно поддержит. Однако давить возмущение силой оружия, провоцировать робкий рост численности населения на демографический провал — самоубийство режима, ибо в дальнейшем рождаемость чудовищно сократится, уровень иммиграции по естественным причинам окажется на коленях возле самого нуля, а эмиграция превратится в национальный вид спорта. Здесь мог бы быть ваш ассасин Всё это склоняет el presidente покрепче сжать в зубах неизменную кубинскую сигару и с чувством, толком, расстановкой вплотную заняться внутренней политикой самозанятой страны. Понятие выбора у главнокомандующего, конечно, символическое. Социализм БУДЕТ построен либо сразу, либо через боль капиталистического образа мысли, прорывающегося через необъятный занавес морского водораздела караванами и пароходами, рациями, факсами и телефонами, несомого ветрами туристических сезонов и вечным человеческим вопросом «а что же там дальше, за горизонтом наших привычных жизней?» Люди, руками которых предстоит осваивать целину, требуют безраздельного внимания президента к огромному количеству всевозможных мелочей. Интегрированы они в «Тропико» таким образом, чтобы аналитическая информация существовала как бы сама по себе и предлагала погрузиться в дебри графиков и диаграмм, органично вписанных в интерфейс тушки «бортового» журнала, в любое удобное для президента время без ущерба для его престижа, — мир просто берёт «паузу». И всё-таки она плоская Направляется обывательский энтузиазм исключительно через метод непрямого контроля, блестяще представленный в Dungeon Keeper, Majesty, симуляторе бога Black & White и экономических стратегиях типа Theme Hospital, и напрямую зависит от целой группы партий, каждая из которых зорко следит за тем, чтобы её профессиональные интересы соблюдались целиком и полностью. Словно кондитерский шедевр, гражданское общество расслаивается на шесть фракций, каждая из которых на деле позволяет жителям лишь поддерживать её интересы в той или иной степени. То чувство, когда хочется всё перестроить Обычно число ярых фанатиков церкви достигает от силы десятка человек, что тождественно количеству безоговорочно поддерживающих, например, интеллигенцию. Впрочем, как и количеству сочувствующих военной, капиталистической, коммунистической и «зелёной» фракциям. Тем не менее с увеличением народонаселения влияние фракций на действия президента усиливается. К сотому жителю Тропики уже должны быть возведены хотя бы в единственном экземпляре социально-культурные учреждения для нормальной поддержки лидерами фракций и, соответственно, их паствой действующей кандидатуры в президенты на регулярных выборах. Если нельзя, но можно, то очень даже нужно Военные, например, требуют адекватного жалования, один вид которого должен свидетельствовать о благоговейном трепете всех гражданских, включая и президента во внемундирном неглиже. Помимо добротных гонораров, присутствие на острове военных обязано расширяться сообразно множащимся тропиканцам, однако чувство их свободы, повсюду натыкающееся на посты охраны и генеральские штабы, в то же время начнёт стремительно падать. А чтобы армию сохранить, а людей убедить в том, что крепостное право — страшная имперская байка, в распоряжении президента есть универсальный набор излучателей царской воли: радиостанция, телецентр и редакция газеты. Открываем рыбный рынок заново Две другие фракции, наиболее влиятельные на международной арене, — капиталисты и коммунисты, — разделили целостность здравого смысла поровну: первые требуют экономического бума, а вторые — массового расквартирования каждого тропиканца, вплоть до самого принципиального бомжа, при участии которого, тем не менее, вышеупомянутый бум призван громыхнуть на международном рынке. Духовенство же, будучи антагонистом светской интеллигенции, рвёт всё ту же простыню, но уже поперёк: в то время как труженикам ума школы и колледжа на острове достаточно в единственном экземпляре, знатоки заглушать звон собранных пожертвований машинописными проповедями и активной тряской кадилом настаивают на открытии как можно большего числа мест, где всем этим служители католической церкви смогут заниматься при большем количестве свидетелей. Посетителей, то есть. Чтобы понять, насколько святые отцы осатанели от дважды тысячелетней безнаказанности, стоит упомянуть, что за свою деятельность в церквях и соборах священники и епископы собирают самую настоящую плату. Это вам не Телеграм-каналы Что же произойдёт, если, скажем, вместо срочного найма в поликлинику иностранного специалиста президенту взбредёт в голову шальной интерес отстроить кабаре в обрамлении пары фонтанирующих объектов пирровой красотищи?.. А то и произойдёт. Подавляющему большинству граждан Тропики здоровый образ жизни совершенно чужд. Вместо этого они активно пользуются медицинскими услугами и с готовностью мрут ввиду отсутствия оных, которые для здешних мест абсолютно бесплатны. Как и образование. Любой тропиканец в силу своих индивидуальных способностей и приоритетов может обзавестись специальностью, прижать к сердцу дармовой диплом и, обливая его кровавыми слезами задушенного где-то глубоко внутри патриота, к кукурузной матери эмигрировать отсюда… Новгородское вече Так что сначала — чаяния доверившихся президенту обывателей, а уж затем — невинный интерес государя к инфраструктурным экспериментам в области градостроения. Перво-наперво генштаб постановил обеспечить всех тропиканцев сносным жильём. Снесут его только в перспективе бюрократических прояснений, а вот своя собственная квартирка по доступной ренте будет у каждого жителя острова. Всяко лучше тех отхожих кабинок, которые спохватится смастерить себе каждый бездомный, провозглашая это чудо трущобного самостроя местом торжества нищей, но независимости. Минстрой уже суёт под нос проверенные советским энтузиазмом планы «хрущёвок», вместимость которых — огромна, а затраты на возведение — призрачны. Он утонул И всё же: демократия или социализм? И если уж страны третьего мира вынуждены пока приплясывать — то под дудку Запада или балалайку Востока? В ответ на этот, без сомнения, ныне риторический вопрос белокаменный дворец в самом центре городских трущоб красноречиво заговаривает невинным горожанам все зубы вместо того, чтобы лечить их руками пока единственного на всём острове терапевта. Да и не всё ли равно, кого поддерживает и чьи взгляды исповедует правитель твоей маленькой островной страны, в которой нет ничего и в то же время есть всё, чтобы чувствовать себя по-настоящему живым: доисторическое буйство девственных джунглей, поджарые до бронзовой корочки крепкие жизнелюбивые мужчины и женщины, юноши, девушки и всамделишние дети, самого что ни на есть трудового класса, и богатые урожаи, задорно убираемые под струнный мотив меренге?.. Ответ однозначен: viva la Tropico! Tropico: Paradise Island Дополнение — Президенте! У нас на острове не хватает электричества для всех зданий... — Ну так снесите их! Мягкий голос бессменного помощника главы маленького острова-государства пробуждает большого босса из полусонного забытья, в котором тот снова и снова видит свой лик на балконе своей же резиденции на виду у сотен жителей, в очередной раз кровью мятежей и потом труда избравших el presidente своим — простите, но чего уж там, — президентом. Со времён долгожданной победы в политической борьбе двух сверхдержав, рингом которой стала сказочная страна Тропико и, наверное, другие государства третьего мира, о которых местным жителям кое-что и кое-как известно от бледнолицых туристов, изменилось ровно столько, сколько нужно для того, чтобы смысл слова «перемены» продолжал просто быть, а не казаться в сердцах сердобольных тропиканцев. Доросли до кондоминиумов далеко не все То, что завезли на Тропико, в Tropico: Paradise Island принято считать исключительно хорошими новостями: чертежи двенадцати новых архитектурных сооружений с умопомрачительной четырёхсторонней детализацией, шесть свежих президентских указов, косметическое обновление категорий и новые черты характера президентского протеже. И конечно, как же могло обойтись без целых двадцати шести новоиспечённых сценариев? Четыре осели в категории военных конфликтов, десять повествуют о туристическом бизнесе, и оставшиеся девять представляют собой откровенно сборную солянку. Где-то совсем близко маячит перспектива построить что-нибудь новенькое. Доброе утро, сэр! Кинотеатр для жаждущих зрелищ глаз, например. Или теннисный корт. Или поле для мини-гольфа. Новые объекты инфраструктуры отливают эстетическим лоском и красивой жизнью нуворишей, папиных бродяг и зажиточных тропиканцев. Фабрики и кондоминиумы — тропиканцам! Виллы и элитные пристани — туристам! А вот пользу от полноценной военной базы почувствуют и те и другие. Как бы там ни было, с внедрением в игру фактора «случайных» событий все труды могут пойти насмарку, стоит океаническому тайфуну всего лишь один раз посетить многообещающую стройку века... Частое в здешних широтах явление — ураган — способно за пару секунд уничтожить треть, а то и половину кропотливо застроенных кварталов, разгребать обломки которых придётся строителям. Разумеется, с присущей пресловутой неторопливостью. Противостояние Правда жизни такова: если ты отказался освоить матрицу оригинальной Tropico, то и нововведения тебе вряд ли пригодятся... «Тропико» осталась в полном смысле слова симулятором управления компактной handmade-страной, краем физического и умственного труда, подобно self-made man — скульптурному этюду Б. Карлайла — вытачивающему из самого себя уголок человеческого рая на Земле. Этому отчаянно сопротивляются две известные сверхдержавы, известные ультимативностью в отношении присутствия своих и чужих послов на острове, — либо «мы», либо «они»! Казалось бы, при чем здесь золотые верблюды Ощутимый прирост туристических объектов инфраструктуры и успешная разработка новых методов привлечения иноземных гостей, а также их сбережений позволяют содержать в благости и изобилии любой более-менее сносный остров и пару сотен жителей. Однако отсутствие элементов наркокартеля, которые разработчики намеревались внедрить ещё в оригинальной игре, всё-таки выжимает пару скупых слёз в тон панихиды о том, насколько в действительности реалистичной могла бы быть «Тропико: Райский остров» без вездесущей цензуры по поводу и без него. Дорого-богато А пока, наблюдая рост среднего показателя зарплат по Карибскому бассейну, жители беззаветно тянут огрубевшие ручонки под скудный ручеёк финансовых поступлений в городскую казну, пытаясь испить из текущей вверх реки ровно столько, сколько нужно, чтобы чувствовать себя гражданином своей страны и, что куда важнее, — человеком среди людей. И вдруг в самом разгаре игры в бесконечное удовлетворение объёмного списка потребностей начинаешь воспринимать каждого жителя как само собой разумеющееся проявление «живого» Al, — увольнение знакомого плотника уже кажется трагедией скорее личной, чем общественной. Недаром претендент на пост главнокомандующего островом даже получил расширение списка персональных характеристик. Теперь, помимо самых диких сочетаний, президент вполне может оказаться агентом туристического бюро, прийти к власти через приобретение гостиницы и стать по натуре «общительным» «путешественником», что принесёт свои плюсы во взаимоотношениях с верноподданными. Приходя, рубите лес. Мы новым всё засадим Видеоигр, которые ещё можно причислить к роду белых ворон, которых рок безалаберного «клоноделства» обошёл стороной, существует весьма скромное число. Если оригинальная Tropico оказалась для поклонников серии вкуснятиной беспрецедентной, но быстро исчерпавшей себя, PopTop Software за рекордные для большинства прославившихся девелоперов шесть месяцев наварили ещё тонну с гаком, чтобы на этот раз все остались сытыми и довольными. Впрочем, для некоторых критиков и этого оказалось слишком мало, чтобы вообще воспринимать Tropico: Paradise Island как полноценное дополнение, — даже на страницах именитых журналов изданные силами «1С» для русскоязычной аудитории «Тропико» 2001 года и «Тропико: Райский остров» 2002-го рецензируются как одна игра.
  3. Отгремела война голых и примитивных: серия видеоигр Worms о масштабных разборках кормовых червей стала одной из самых популярных ЭВМ-забав игроков любого возраста. Свой конфликт разрешили даже Battle Bugs... Тем громче во всеобщем затишье на тропе войны всяческого зверья рванула противотанковая мина, заложенная миноукладчиком класса «Подарочек» на пути у колонны тяжёлых танков цвета дымовой завесы. Отгремела война голых и примитивных: серия видеоигр Worms о масштабных разборках кормовых червей стала одной из самых популярных ЭВМ-забав игроков любого возраста. Свой конфликт разрешили даже Battle Bugs... Тем громче во всеобщем затишье на тропе войны всяческого зверья рванула противотанковая мина, заложенная миноукладчиком класса «Подарочек» на пути у колонны тяжёлых танков цвета дымовой завесы. Морковная Реконкиста. Начало Хотя и набирают экипажи для этой серьёзной техники рекрутов из контингента свиней сугубо сильных, бесстрашных и целеустремленных, главнокомандующий Железный Клык с подчинёнными обращается как с оптовой партией национального хмельного пойла «Свинское» — швыряет молодых кабанчиков по кастрюлям — и на салат, стирая вражеские овощерезки под корень с лица Морковляндии. Услыхав однажды зверское хрюканье главнокомандующего, даже пятикратные ветераны Hogs of War, поневоле вытягиваясь в струнку, рефлекторно сбрасывают набранный на гражданке лишний вес, замещая его «полезными» кило разгрузки. Мамкин доброволец, папкин полководец Всё вышеперечисленное должно было стать бесспорным залогом молниеносной победы бравых войск Железного Клыка, тем более когда их главными и единственными оппонентами выступают простые мятежники, состоящие из жилистого мясца, кое-как набранного среди коренных жителей страны восходящей моркови. Лопоухие бестолочи, прохлопав за сезонной скачкой к демографическим рекордам вторжение в свою нору существ невообразимо иной весовой категории, сподобились организовать самое настоящее сопротивление, обогнав свинское машиностроение если не в убойной силе и прочности, то по крайней мере уж точно в скорости и маневренности. На одно свиное рыло бравый кролик приготовил по два зуба, остро заточенных на поедании полезных овощей, — посему уникальных боевых единиц, доступных только одной стороне звериного конфликта, в S.W.I.N.E. не так много. — Стой, стрелять буду! — Стою. — Стреляю! Хотя и предположим, что после вторжения зайцы спешно переняли у свинок большую часть технических достижений, остроумно переделав их под себя, аки поляки немецкую «Пантеру». Тогда легко объясняется тот факт, что гасят каждую новинку «гансов» мятежники весьма и весьма оперативно. Солнечно-жёлтый раскрас и аэродинамическая форма круглой куполообразной башни лёгкого танка «Крот» красноречиво характеризует остальные тарантайки коренных жителей Морковляндии: наспех поднявшись с колен на лапки, кроличий военпром наклепал внушительный парк вооружённой до зубов сельскохозяйственной техники с ультрапатриотическими названиями. Ни одной свинье не придёт в её закаштаненную голову, что «Моркопультой» ушастые партизаны назвали отнюдь не допотопный механизм, использующий ботву в качестве метательных снарядов. А «подарочки» миноукладчика с нехитрым и уже упомянутым выше позывным цветут и пахнут если не ядерными грибами, то по крайней мере самым настоящим овощным рагу а-ля рататуй. Страшно представить, какое чудо кроличьего танкостроения скрывается под кодовым названием «Трын-трава»… А сейчас дружненько ищем ключи доступа к нашей великой стране. Их посеяли где-то неподалёку — думали, весной взойдут Тяжёлая промышленность у свиней переразвита в ущерб остальным сферам жизни и деятельности. Аттракцион неслыханной производительности армии Клыка накуролесил на девять совершенно уникальных решений парнокопытных дизайнеров. Свины сплочённым военным хором горлопанят с режущим слух немецким акцентом, примешивая в свою речь откровенные «яволь» и «майне либе», безбожно хлещут пиво, по шлейфу алюминиевых банок из-под которого конвои снабжения, вероятно, лучше ориентируются в чужестранной местности, и в целом выглядят так, словно одной войной ранее прошли тщательный инструктаж у ветеранов Третьего Рейха: откормленные бронёй и закалённые в сараях смертоносные машины хряков, особенно тяжёлые танки «Боров», мало того что выглядят устрашающе, так ещё и имеют на то все тактико-технические основания. Впрочем, от задания к заданию раскрываются всё более изощрённые методы противодействия оппоненту, так что на каждого «Вепря» найдется своё «Решето». Редкий кадр: рождение моркопульты-ветерана Две кампании, двадцать с лишним миссий. Проходить их, вероятно, следует в порядке представления разработчиками — сначала за кроликов, а уже после за свинов. Уже на первом задании любитель классических RTS обнаружит массу «лишений», хотя без существенных подкреплений, полноценной военной базы или ресурсной поддержки в Z мы чувствовали себя превосходно. Становятся весьма востребованными предварительные установки команд, позволяющие, например, отдать приказ на преследование, отступление или, скажем, запретить своим бойцам атаковать ничего не подозревающего противника на дальней дистанции. К слову, эта же самая дистанция ночью сокращается, так как видимость для экипажа напрямую зависит и от времени суток, на которое выпадает выполнение той или иной миссии, и даже от погоды. А теперь добавим к этому фактор расхода топлива. Жарковато? Тогда, салага, освобождай место под крупный калибр и лезь из танка, ибо боеприпасы в S.W.I.N.E. тоже имеют подлое свойство подходить к концу. Это тебе не Command & Conquer, это Sudden Strike! Малоэтажный провинциальный городишко накануне прибытия толпы свиней Дальнейшая информация станет контрольной очередью фактов, которые, скажем прямо, выпроводят тех паникёров, для которых вышеперечисленное уже «слишком сложно». Дело в том, что лобовая, бортовая и кормовая части у каждой машины бронированы по-разному, а дистанция обзора и стрельбы, отмеченная пунктирными линиями, имеет свой максимум и... минимум! Разумеется, индикатор двигается вместе с выделенным юнитом, что дает возможность знать заранее, когда и где развернуть артиллерию или уйти от рокового тарана, лупя по наглецу с ещё допустимого для выстрела расстояния. У пошаговых стратегий этим, вероятно, мало кого удивишь, однако оказалось, что в поджанре реал-тайм крайняя деталь могла быть реализована впервые именно разработчиками из Stormregion. Банда кроликов на выгуле Один из ключевых этапов борьбы хищников с травоядными спрятался в межмиссионных кофе-брейках. Лучше вовсе отложить весь внешний мир в сторонку и углубиться в специфику дела, возможно наиболее ответственного для успеха игры, — комплектацию боевого отряда. На экране штаба операции командир займётся распределением стратегических очков опыта — единственного ресурса, ограниченные порции которого поступают на счёт игрока только после успешного завершения миссии, тем самым не позволяя потратить больше, чем необходимо. Тут в спор вступает трио внутренних советников. Тактик, например, утверждает: мол, больше присутствия на поле боя надо, больше силы, больше мощи! Стратег же призывает экономить баллы для авиаударов. В крайнем случае всегда остается возможность «заказать» ту же технику, коль понадобится, воздушной доставкой на вертолёте. А интендант, наоборот, тычет пальцем в прицепы снабжения и новенький тягач, который пригоден не только для перевозки ящиков с инструментами, топливом и боеприпасами, но и в качестве эвакуатора, способного вытащить подальше от линии фронта остов с ещё живым экипажем танка, обездвиженного нехваткой топлива или взрывом командирской рубки. На огонёчек мы заскочим Летают на керосине, ездят на керосине. Пили бы тоже его, да есть морковный сок: ящик такого фрэша легко «вкручивается» в один из трёх слотов для дополнительного оборудования, число типов которого насчитывает аж девять штук. Но миноискатель на танк не повесишь, звенеть ведь будет до контузии. Дополнительный боезапас не влезет ни в багажное отделение, ни даже в салон «Свинцового гроба», — бронированная машина для офицерского состава Железного Клыка не располагает средствами самообороны, предпочитая оставаться в тылу сражений и выполнять функции разведчика. Четыре листа дополнительного бронирования четырёх лёгких танков эквивалентны одному новенькому, пятому танку той же весовой категории. Вот и выбирай теперь. Малейший дисбаланс в боевом составе, едва заметный на первых порах, может привести к полной недееспособности отряда ближе к завершению кампании. Что мы говорим Везувию? Не сегодня! И если «обвес» всегда можно убрать, причем без «комиссии», поставив новый, более подходящий к целям следующей миссии, то опытные воины, отмеченные соответствующим рангом и камуфляжем, так просто не продаются. Тщательно сформированная команда игрока с бережно хранимыми в ней ветеранами предыдущих заварух вступает в следующий бой, ещё более трудный с точки зрения тактических задач. Число боевой техники противника зачастую превышает количество «нашей». Зачастую даже вдвое. Зачастую даже больше! Пользоваться каждым юнитом следует с особой осторожностью, ибо даже самый запуганный «Проныра» аки заправский Commandos может оказаться тем самым козырным валетом в колоде карт хоть и сильных, но без строгого расчёта едва ли способных составить серьёзную конкуренцию раскладу у компьютерного оппонента. Преодолевая убийственную жару и похмелье после адской попойки в честь новых побед, сонная свинота гуськом устремилась на водопой, однако до такой подляны от ушастых пуховиков сам генерал Клык не смог бы додуматься Исключительные дизайнерские решения, присущие конструкторам заячьего племени, казалось бы косым от природы, делают это побоище воистину красочным и с точки зрения жестокости и насилия — совершенно безобидным. А образы звериных душ просто покидают взрывающиеся остовы бронетехники, оставляя сцену боевых действий абсолютно свободной от пресловутого кровопролития. Над Морковляндией даже в трудный период затяжной войны продолжает царить весёлая, можно сказать, жизнерадостная обстановка, не обсудить которую было бы глупо. Говорливость свиней и кроликов в совокупности насчитывает аж шесть тысяч речевых фрагментов. Пилот каждой боевой единицы поддерживает полную субординацию и выходит на видеосвязь при каждом удобном случае, докладывая обо всём на свете: о деталях как сугубо информационных — о текущей боевой обстановке, например, — так и, образно говоря, фактически отвалившихся в результате очередной перестрелки. Родина длинноухих партизан велика и обильна на природные контрасты и наследие архитектурных ансамблей, доставшихся от предков. Кроличья душа так и норовит комментировать каждый закуток здешней красотищи, иногда позволяя себе даже околоармейские шуточки, эфир, впрочем, совсем не засоряющие. Не-е, это старый трюк. Свины помнят! Сами топайте через свой мост Детализация изумительной 3D-графики, все достоинства которой великолепно видны через свободно вращаемую камеру и масштабирование, оказалась рекордной, равно как и разнообразие локаций, в которых предстоит побывать, — и город посмотрим, и сельскую местность изучим, и в песках поплаваем, и реки пройдём, вплавь ли, по льду ли, — танки грязи не боятся. Мало того, они её ещё и осветят для ясности положения, включив полный комплект фар. Но куда более обескураживающей является запредельно достоверная симуляция поведения техники в самых разных условиях эксплуатации. Например, разгон любой машины и её тормозной путь могут варьироваться в зависимости от типа дорожного покрытия и особенностей ландшафта, ввиду чего путь вверх на холм снизит скорость движения; с горки же танк сиганёт куда быстрее. Чтобы увидеть воочию, как чутко юниты откликаются на указания, достаточно «погонять» кого-нибудь на одном месте: колёса «Попрыгунчика», например, буквально шлифуют песок, взбрасывая его на поворотах, а сама карета, если указать ей предельно близкую точку назначения позади корпуса машины, послушно даст задний ход вместо того, чтобы картинно разворачиваться. Проверка на дорогах Конечно, игра «С.В.И.Н.» — искусно локализованная в России компанией “Nival” и изданная «1С» — подлинное чудо игростроения, тем более для 2001 года, когда она появилась в открытой продаже. В существование такой удивительной игры, похоже, просто не поверили. Только так можно объяснить её весьма скромную известность, ибо даже Arcanum или Diablo II: Lord of Destruction, Aliens versus Predator 2 или Return to Castle Wolfenstein, вышедшие в том же году, едва ли были способны соревноваться с чудесным творением от Stormregion. Это игра-поступок, игра-бенефис, игра-пародия, хоть чуточку, но изменившая процесс безбожной эксплуатации темы ВОВ и WWII. Пародия на само понятие войны и с нею связанных вещей, явлений, событий, ибо со времен Грибоедова А. С. ровным счётом ничего не изменилось: лучше всего пороки общества обнажаются их высмеиванием.
  4. Да в онлайне она до сих пор жива-живёхонька и на текущем этапе развития. Фандом старается!
  5. Тс-с-с! Мы не на тинге, так что помолчите. Что, вы не слышали? Сейчас там, за частоколом, у Рунного камня, вожди посвящают в воины сына ярла, молодого викинга по имени Рагнар. Послужной список у юноши, скажем прямо, пока небольшой, и старейшина без колебаний оглашает его наизусть перед тем, как призвать главного героя этой церемонии преклонить колено в знак уважения перед гигантских размеров каменным обелиском и принести клятву верности адресату народной веры и месту её обитания — деревне Вотенкельд, окружающей местный Стоунхендж. Отсюда начинается долгая — свыше сорока локаций — дорога от третьего лица нашего протеже, который даже не догадывается о том, что конец света давно у порога мира Rune. Тс-с-с! Мы не на тинге, так что помолчите. Что, вы не слышали? Сейчас там, за частоколом, у Рунного камня, вожди посвящают в воины сына ярла, молодого викинга по имени Рагнар. Послужной список у юноши, скажем прямо, пока небольшой, и старейшина без колебаний оглашает его наизусть перед тем, как призвать главного героя этой церемонии преклонить колено в знак уважения перед гигантских размеров каменным обелиском и принести клятву верности адресату народной веры и месту её обитания — деревне Вотенкельд, окружающей местный Стоунхендж. Отсюда начинается долгая — свыше сорока локаций — дорога от третьего лица нашего протеже, который даже не догадывается о том, что конец света давно у порога мира Rune. Эй, дядь, а Трэвис Фиммел и Густаф Скарсгард прямо здесь и снимались же, да-а?! Может показаться невероятно странным совпадение имени главного героя нашей саги и предсказанной в мифологии древних скандинавов гибели богов и всего сущего — Рагнарок (от др.-сканд. Ragnarøkkr). Был ли Рагнар призван богами к Рагнароку накануне или стал его фактической причиной? Ведь, мчась под чутким руководством Одина, высшего бога у викингов, по Мидгарду и ближайшим мирам, которых, по преданию, конец света также коснётся, Рагнар не столько борется с некими силами зла, ибо, в отличие от героини Valkyrie: The Magical Odyssey, встречает истинных адептов тьмы — сарков — только к финалу своего путешествия, сколько изничтожает коренные народы, разозлённые вооруженным вторжением в свои дома вполне справедливо. Где-то здесь вырастет Бэтмен. Через тысячи две лет Но воин наш не ведает ни страха, ни упрёка, ни совести: Рагнар, став инструментом личной разборки двух божеств — Одина и Локи — на пути к неведомой цели какого-то призрачного бюста мужика в шлеме с закрылками, убеждён, что отныне гоблины, снежные люди, гномы и даже его сородичи — ничто перед богом, который аки Веном поселился в его голове и которого, похоже, воспринимает только сама длань его пресвятейшей божественности. Самое время открывать лавку рыбы и морепродуктов И тут впору вспомнить, как же именно расшифровывается имя главного героя этой кровавой вакханалии. Если закат правления богов — это Рагнарок, то Рагнар... их, богов, войско! И один в поле воин, если таков приказ, спущенный свыше: мощь древнескандинавского Геракла нечеловеческая, владение оружием — безупречное, а сила магическая ограничена лишь числом обнаруженных миниатюрных копий Рунного камня. Дороги Аппиевы неисповедимы Однако машину эту надо чем-то ещё и заправлять. Главный — он же хватательный — рефлекс единственного героя «Руны» совершенно не даёт тому покоя: воин пьёт как не в себя и ест за десятерых. Для неприхотливого воина богов, проводящего в походе за веру добрую часть своей жизни, рацион питания в городских условиях состоит из жареного мяса неопознанных зверей и горячительных напитков, а вдали от цивилизации скромен настолько, что наш викинг неуклонно начинает практиковать чистое и продолжительное сыроедение. Ученье — свет, когда в нужное время и в нужных руках При этом кости, огрызки фруктов и несъедобные фрагменты ящериц сын ярла чинно выбрасывает, а чашки лихо бьёт оземь, не находя им дальнейшего применения. А может, благодаря чашкам, которые, как известно, по традиции бьют на счастье, Рагнар мало того что проходит весь выпавший на его судьбу гадюшник, но и остаётся жив. До известных пределов. Стрейф как стиль выживания Вместе с тем облик нашего альтер эго естественным в реальных климатических условиях образом меняется внешне: от родного села до ущелий Скеркира эго обходится тем, во что обычно одето эго среднестатистического викинга, в логове загадочного монстра Торфар-Колла уже бегает нараспашку в чем если не мать родила, то Один послал; потеряв последнюю рубаху и загремев за поножовщину на пожизненное — подчёркивает своё арийское происхождение толстым слоем каких-то белил по всему телу, чтобы, вероятно, лучше видеть в темноте себя, а к зимовке на Торстадте укутывается шубой, ладно скроенной из шкур убитых им же... нет, не йети, а охранников спрятанной горной крепости, куда он тоже умудрился влезть, не наплевав разве что на осторожность, — морозы же. Холодрыга Вид нашего героя тем брутальнее, чем дальше уводит его воля Одина, сталкивая её апостола со всё более крепкими и корыстными тварями, о божественном происхождении которых демиурги, похоже, благополучно забыли. Как и Рагнар, который не гнушается сначала надеть рогатый шлем, как у его врагов, а потом и вовсе начинает напоминать совсем не то существо, которым он когда-то был... И враги окружают уже не «для галочки»: здешний AI в действии не так туп, каким кажется в подземном царстве или убежище Хель, а способен и на откровенное бегство, и на хитрую контратаку. Ребята просто в анимационном восторге Впрочем, ни то, ни другое их не спасёт перед впавшим в неистовую ярость Рагнаром, который нашинковал достаточное для заполнения соответствующей шкалы число недругов. Тем не менее обилие персонажей, сводящих на ноль собранное по сусекам здоровье и магическую энергию, велико, и величие это ещё и качественное. Следует постараться, чтобы обнаружить внутри одной банды двух викингов-близнецов, одетых одинаково и снаряжённых как две капли воды схожими аксессуарами. Каким ты был, таким ты и остался, Том Хиддлстон Обращению с оружием Рагнар научился явно не у людей: что ни примитивный результат гоблинского мародерства, то смертоносное орудие правосудия в могучих ручищах викинга. Удалой северянин одинаково молодецки справляется как с коротенькими ножичками, предназначенными людишкам помельче силушкой и конституцией, так и с орудиями богов, не иначе. Прыжок веры обеспечен Обыкновенный смертный погибнет, лишь начав обеими ручонками поднимать ужасающий клинок боевого меча гномов, это без сомнений. Но Рагнар — не простой мирянин. Вскормленный лаврами FPS и, в частности, слэшеров, а также богатством скандинавского фольклора, первый движок Unreal вобрал узнаваемую по Severance: Blade of Darkness запутанную схему локаций, где приключенчествовать, впрочем, не так уж легко. Причин сразу несколько. Бросаемся в крайности Во-первых, обширность окружающих угодий. Местами локации велики настолько, что впору дать герою коня... Впрочем, Рагнар седлал и не такое. До наездницы из Drakan: Order of the Flame ему, конечно, далеко, но в рамках скоростного путешествия к центру Земли очень и очень недурно! Дошедший да узрит. Во-вторых, уже упомянутая плотность их, локаций, населения, в том числе примитивными, но далеко не миролюбивыми формами жизни, которые щиплют, жалят, травят и даже бьют током! Дварф, который не ходил гулять с друзьями, посвятив детство научным изысканиям Наконец, в-третьих, до одури крутой ландшафт и резкие перепады его высоты над уровнем моря вплоть до погружения на самое дно к неописуемой красоте жизни подводной и даже попадания в царства совсем уж ирреальные, где наш не такой уж потерянный викинг так же, как и тройка его находчивых коллег из The Lost Vikings 2, решает тьму головоломных загадок, улепётывает от морских чертей и цепко скачет по ансамблю архитектурных объектов искусственного и природного творения. Встаньте, дети, встаньте в круг Как уже было сказано выше, руки у Рагнара не только на-всё-могущие, но и за-всё-гребущие. Патологическое накопительство северянина проведёт его через серьёзный арсенал мечей, топоров и молотов, по пять видов каждого типа, — и всё, что попадается под руку и по-своему звенит, белокурый полубог-сорока старательно тащит и прячет куда-то в глубины своего подсознания, вероятно предчувствуя, что всё это когда-нибудь обязательно пригодится. Кроме того, на спине персонажа всегда висит использованный накануне топор, справа на поясе болтается дробящее оружие, а слева покоится меч со следами прямого назначения, по которому он применялся. Каков шмот, а! Извольте, подрэжу Боевая система наследует знакомые традиции школы фехтования Die by the Sword, трактуя их на свой, варяжский лад. Увы, открыть в Rune один из лучших симуляторов борьбы экзотическими видами оружия можно, наверное, только в сетевой игре с живыми соперниками, устраивая самые настоящие гладиаторские бои, где каждым оружием можно и нужно научиться владеть, как настоящим. Однако вкупе с использованием щитов, также различающихся по массе и прочности, факельного огня, который не только освещает кромешную тьму, но и поджигает прячущихся в ней чудовищ, и метанием в супостата всего, с чем можно атаковать его в ближнем бою, геймплей одиночной игры ничуть не уступает мультиплееру. Он просто другой. Пришли мальчонки, висят в сторонке Не сказать, что к концу второго тысячелетия возможность отрубить в компьютерной игре супостату клешню или голову кого-то удивит. Другое дело — схватить оторванную конечность оппонента, надавать ему пощечин его же пятернёй и в довершение экзекуции нокаутировать врага контрольным унижением, швырнув потрёпанную руку в избитое ею же лицо её же хозяина! Хотя в начале 2001 года благодаря Rebel Act Studios оказалось возможным вытворить даже такое непотребство: игры, ярко симулирующие приступ берсерка, можно пересчитать по пальцам отсечённой пятерни. Битва титанов уходящей эпохи И то, что в четвёртом квартале того же года человечество узрело чрезвычайно похожее на Severance творение от Human Head Studios, впоследствии предрекло затишье массового интереса девелоперов к изготовлению запредельно жестоких экшенов, которые на рубеже веков прикрыли эпоху царствования беспощадного кровопролития в адских битвах со злом и на долю секунды увели внимание от «тупого мочилова» в сторону разумного, доброго и вечного. Правда, ненадолго. И, заметьте, никакой рекламы Но и этого кратковременного затишья до следующей волны экранного насилия хватило, чтобы на какую-то долю момента в небе над игровым искусством, затянутом свинцовыми облаками неизвестности на рубеже смены тысячелетий, открылся просвет, и в мир, наперегонки и просачиваясь друг в друга, хлынул благодатный ливень живописных полотен искусных художников, достижений кинематографа, музыкальных шедевров и, конечно же, игр. Игр нового тысячелетия. Таких, как Rune.
  6. Иногда жизнь, как известно, превращается в полный кусок известной субстанции. В какой-то момент её с трудом отличишь от проходной комедии про очередного неудачника. Невзрачный прикид, в котором двадцать с лишним выглядят на все сорок, грузная колымага, вопреки техническому состоянию которой молодой покоритель городских улочек отвозит пассажиров разного толка в любую точку города, — вот, собственно, и всё, что представлял собой Томас Анжело. Иногда жизнь, как известно, превращается в полный кусок известной субстанции. В какой-то момент её с трудом отличишь от проходной комедии про очередного неудачника. Невзрачный прикид, в котором двадцать с лишним выглядят на все сорок, грузная колымага, вопреки техническому состоянию которой молодой покоритель городских улочек отвозит пассажиров разного толка в любую точку города, — вот, собственно, и всё, что представлял собой Томас Анжело. Кризис таксиста среднего возраста Оставаться таким он мог долго; вероятность появления в унылой жизни таксиста кардинальных перемен на пустом месте, коим Анжело ощущал себя уже слишком долго, стремилась к полному нулю с каждой выкуренной сигаретой. Но вероятность была, и Том верил, вернее, знал, что перемены уже за углом. И когда самый грустный бомбила этого вечера сначала услышал, а затем и увидел выскочивших из-за того же угла мужчин, явно попавших в настоящую перестрелку, Том уже был готов к тому, что сейчас он распрощается со своей никчемной жизнью. Добро пожаловать в Лост-Хэвен Особых причин расстраиваться не было, что позволило Тому втопить педаль газа и рвануть с места во тьму ночного города, когда пара незнакомцев волею случая оказалась в его машине. Потрясая оружием, они делают срочный заказ на доставку куда угодно подальше их вечерних костюмов, в которых оба сидели как влитые, истекая один потом, другой — кровью. Оставаться таксистом на всю жизнь вообще опасно Так и завязалось знакомство троих охотников, пока Том гнал по встречной, уводя неповоротливый «Фальконер» в непроглядную глубину мегаполиса. Опустошенные мраком улицы будто бы намеренно заглушали от правопорядка происходящий ночной кошмар: неизвестные преследователи быстро сокращали дистанцию и, высовываясь из своей машины на полном ходу, расстреливали желтобокое такси, пытаясь достать таинственных пассажиров Тома и его самого — как подозреваемого в прямом или косвенном причастии. И на подозрение своё сами же повлияли: как знать, кем прожил бы свою жизнь безвестный таксист, если бы последовавшая за этой ночью смерть с бейсбольной битой не прогнала его средь бела дня через укромные переулки прямиком к дверям бара Сальери. Укрощение бензоколонки По нескольким абзацам текста такую вот картину представить очень легко. Чуть труднее — снять и показать по её мотивам фильм, но тоже вполне осуществимо. Вероятно, тогда, в августе 2002 года, впервые в истории компьютерных игр их любители, поклонники и фанаты стали свидетелями вступления XXI века в свои полные права. Ещё не кинофильм, но уже и не игрушка, Mafia: The City of Lost Heaven навсегда изменила мир компьютерных развлечений, резко сдвинув их нос к носу с широкой публикой, уже знакомой с «Перекрёстком Миллера», «Неприкасаемыми», «Славными парнями» и самим «Крёстным отцом». Просили же — не беспокоить Страшно сказать: свой лучик славы чешские девелоперы из Illusion Softworks сманили тем единственным, что у них было в запасе, — идеей донести через игру горькую правду о том, как ожидания человека, стяжавшего силу для притеснения жизней и свободы других людей, стремительно падают на дно реальности последствий рокового выбора. И всё! Заручившись поддержкой команды, LS3D, собранным по опыту движка игры Hidden & Dangerous, уже имевшейся в послужном списке Illusion Softworks, и намерением не только позволить увидеть, но и дать потрогать криминальный мир изнутри, возглавивший проект художник Даниэль Вавра срывает овации. Осенняя пора! Рулей выкручиванье! «Утраченные Небеса» — место без адреса и точных координат. Раскинувшись на трёх частях в устье Западной реки, собирательный прототип Чикаго, Сан-Франциско и Нью-Йорка — Lost Heaven — стал домом для множества людей, принадлежащих к самым разным социальным слоям. Среди простых обывателей без определённого места труда (бывает, что и жительства), водителей, автозаправщиков, регулировщиков и докеров сплошь и рядом встречаются музыканты, банкиры, представители истеблишмента, охранники и, конечно же, служащие правопорядка. Эрон-дон-дон Разумеется, не обошлось без маститых гангстеров. В отличие от своих «коллег» времени более позднего толкования термина “gangster” о своём безнаказанном произволе они не болтают речитативом, обвешавшись пёстрым тряпьём и побрякушками, а произволом этим самым сдержанно дышат аж сквозь элегантную классику дорогих костюмов, питая традицию, начатую ещё Legal Crime, Gangsters: Organized Crime и Gangsters 2. Где-то впереди торчат уши ужаса «миссии с вертолётиком» Вопреки сомнительности избранного так называемым мафиози ремесла в кадре обычной жизни он обитает схожим с простым обывателем образом: спит, пусть далеко не всегда ночью; ест, пусть обеды его чаще проходят в кругу «семьи»; посещает городские мероприятия. Беседы, в которых он принимает участие, больше напоминают светский бал дворян с аристократами, особенно в кругу приближенных к главе клана людей. Пьёт сдержанно, курит картинно. И если пачку сигар ему чуть ли не доктор (тоже «семейный», кстати) прописал, то остальное выглядит для игрока, прямо скажем, в новинку. Делай, что хочешь, и будет, что должно Музыку тоже слушает не абы какую. На сцене Братья Миллс, Луи Армстронг, Лонни Джонсон, Джанго Рейнхардт и ряд других исполнителей чинно сменяют друг друга, наполняя воздух джазовым аккомпанементом к основному саундтреку за авторством Владимира Шимунека, который тот, сумев привлечь Богемский симфонический оркестр, специально записал за стенами крупнейшего чешского театра оперы и драмы в Праге. Представление о преступности как явлении в игропроме вырывалось из контекста жизни головорезов в миру, не позволяя увидеть за каждым уголовным делом человека и линию его жизни, в которой причинно-следственная цепочка событий сделала из него того, кем он и стал. Увы, его же руками. Официант, заберите мой заказ на менеджера гостиницы, он готов Декорации «Мафии» списаны с реально существовавшего на фотоснимках из США времён геморроя, прихватившего выхлопную трубу капитализма по-американски, безразличие к которому впоследствии привело страну к «Великой депрессии» и «сухому закону». Весь город открыт для того, чтобы ритмично простучать каблуками каждый его уголок вдоль и поперёк практически в любое свободное от выполнения поручений семьи время. Карлсон, который грубил на крыше. Без цензуры Однако тень незримой руки, вытянутой в предостерегающем жесте «стоп», накрыла Лост-Хэвен полностью, не позволяя игроку подробно его исследовать. Смотрительница музея «Ревущих двадцатых», руководствуясь инструкцией, не даёт сюжету приостановиться ни на йоту более-менее осмысленной прогулки и уже подталкивает посетителя в следующий зал, ещё в предыдущем изымая всё, что удалось нахватать ошалевшему посетителю. Однако разработчики всё-таки предусмотрели «прогулочный» режим игры с индивидуальным набором заданий. Но и только. Бог узнает своих В условиях бурно кипящего капитализма развитие эклектичной архитектуры Лост-Хэвена упёрлось в многоэтажную застройку на пределе высоты кирпичной кладки в десять этажей и кое-где проросло диковинными высотками с несущими конструкциями из сварного металла, предвосхищающими торжество технологии строительства промышленных зданий в массовом зодчестве. Нью-Арк, Хобокен, Чайнатаун, Малая Италия, — вопреки различным названиям, знание одного лишь перевода которых даёт представление о пустивших корни диаспорах и жутчайшем расслоении, здешние сооружения весьма похожи друг на друга. Окна крохотных квартирок зачастую выходят на эстакаду метрополитена, одаривающую жильцов визгом прибывающих и отбывающих поездов строго по расписанию. Буквально через мост по соседству — Оуквуд и Оук-Хилл. Там роскошные коттеджи богачей и откровенно фантастические виллы миллионеров дразнят, но без особой причины не подпускают даже поглазеть. То чувство, когда пейзаж просит фотоаппарата, а с собой только Томми-ган Стать бандитом в мрачный для страны период и подтолкнуть её к развалу мечтал отнюдь не каждый, но если предложат руку и сердце итало-американской мафии, да ещё за мгновение перед бесславной гибелью от выстрела в голову... Выбор большей части интервьюируемых персон инстинктивно очевиден. И «Мафия» отвечает почему, а также на множество других вопросов, коих в обществе, где принято осуждать преступность, накопилось целое море. Разбойниками становятся не по велению сердца (за редкими исключениями, прим. Robin Hood), а по соображениям выживания. К тому же далеко не все участники ОПГ склонны к проявлению какого бы то ни было насилия по отношению к окружающим. Не, мужик, изоленты нету Том казался одним из таких парней — простодушный, добросердечный молодой мужчина, в глубине души которого цветёт свой садик примитивных социальных амбиций, упирающихся в столь же элементарный тезис стать кем-то в этом мире. Таким же человеком, который даже в смутные времена продолжает искать простого человеческого счастья, оказался, например, Луиджи, бармен, автомеханик Ральф и даже сам глава семьи, Эннио Сальери, а также целая ватага «друзей» семьи и информаторов. Чего не скажешь о правой руке босса, консильери Фрэнке, семейном оружейных дел мастере и боевом авангарде семьи — Поли, Сэме и других не гнушающихся «мокрухи» членах клана Сальери. И наше вам, с ленточкой Именно Винченцо стал для Тома проводником к арсеналу холодного оружия и горячих стволов, в совокупности насчитывающих почти двадцать разновидностей. Ножи, кастеты, биты, два кольта, три Смита-Вессона, пара винтовок, обрез, помповое ружьё, бутылки с зажигательной смесью, гранаты и, конечно же, семикилограммовый автомат Томпсона 1928 с двумястами патронами в запасе и полтинником в обойме. Однако даже вооружившись до зубов, Анжело вновь сталкивается с той же смотрительницей, которая не только следит за внешней достоверностью каждой детали, с которой взаимодействует главный герой, но и за его сугубо внутренней реалистичностью. Штрафы за неоплаченную и неправильную парковку придумаем позже, а пока... Кое-какие эпизоды Том способен одолеть чуть ли не только в стиле Hitman: Codename 47, эксплуатируя имеющийся стелс-режим. От удара ножом в спину или битой по голове ноги жертвы подкашиваются моментально, в отличие от долгого обмена тумаками лицом к лицу. О бездонности карманов нет и речи — максимум пять предметов, из которых два могут быть длинноствольными, причем один из них придётся нести в руках, что обязательно вызовет бурную реакцию заметивших такое чудо полицейских. Боезапас каждой пушки ограничен и быстро иссякает, если расходовать его почём зря; перезарядка осуществляется не патронами, а обоймами, и у разных типов стрелкового оружия отличается настолько, что радикально влияет на тактику боя, где Том так же смертен буквально от пары выстрелов, как и почти все его противники. Мистер Сальери выглядит как довольный жизнью пожилой домашний кот, но даже не подозревает, кто рискует совсем скоро стать главным блюдом на традиционном ланче Люди, упомянутые выше, первыми берут руководство над новичком, делающим нетвёрдые шаги в жестоком преступном мире, и практически последними оставляют героя перед развязкой, за много лет совместных приключений став для Анжело настоящей семьёй, друзьями, терять которых всегда непросто... С другой стороны, а чего было ожидать от человека, который посвятил себя подпольной империи, бутлегерству, шальным деньгам, грабежу, рэкету, азартным играм и убийствам при отягчающих обстоятельствах, чтобы хоть на мгновение вырваться из душной рутины серых беспроглядных будней и расправить плечи, став членом одного из самых влиятельных кланов с ежегодным доходом в четверть сотни миллионов долларов? Город-сказка, город-мечта По мере развития событий появляется некая вовлечённость, даже чувство сопереживания, что, похоже, вызвано как чертовски натуральным поведением отдельных персонажей, коих к завершению игры набирается Санта-Барбара и маленький ситком, так и фотографической точностью портрета каждого лица. Кроме того, обширное пространство, динамическое освещение, поддержка текстур высокого разрешения и неслыханная доселе «киношность» кат-сцен, раскрывающих сюжет между миссиями по всем правилам криминальной драмы, насыщает «Мафию» той самой волшебной созерцаемостью, не позволяя, впрочем, забыть, что засмотревшийся зритель, собственно, всё ещё в игре! Самое время поплевать в потолок на дорожку Впервые сев за руль Bolt V8, ставшего прототипом старинного «Форда» 1932 года выпуска, трудно не заметить чуть ли не абзацами копируемую концепцию Grand Theft Auto 3 — вплоть до системы оперативно-розыскных мероприятий местными правоохранительными органами. Однако стоит великому автоугонщику дать газу и попытаться проехаться по тротуару на красный сигнал светофора, попутно сшибая зазевавшихся пешеходов, как он немедленно будет настигнут машиной фараонов, оперативно остановлен и в худшем случае — арестован, что влечёт за собой безапелляционное завершение игры; в лучшем же случае водилу просто оштрафуют. Каждый охотник желает знать где сидит другой охотник Правда, попав на деньги трижды за одну миссию, Тому всё-таки придётся присесть, то есть начинать задание по новой. Выхода из подобной ситуации у подозреваемого ровно два: «вырубить» копа, пока тот не поднял на уши весь квартал, либо лечь на дно, пока розыск естественным образом не прекратится. Драться с прохожими, изымать их автотранспорт, трясти огнестрелом в руках, задорно палить из него хоть даже в воздух и уж тем более по живым мишеням в присутствии стражей правопорядка строго наказуемо. За соблюдением ПДД местная полиция, наложив ограничение на максимально допустимую для городской местности скорость в 60 км/ч, следит чертовски зорко, не позволяя в её присутствие гонять на всех лошадиных, игнорировать светофоры и штурмовать тротуары. Ревущие двадцатые Нередко случается, что врасплох могут застать угонщика, а не водителя. Тот вовремя достаёт из-под сиденья видавшую зубы биту и — только за челюсть держись, ибо здоровье у Тома-пешехода и Тома-угонщика одинаково хрупкое, а бронежилетов в оружейные магазины тогда ещё не завезли, впрочем, как и самих магазинов, — пользуйся тем, что предусмотрено брифингом, и будь здоров. С парковки приглянувшаяся колымага угоняется только после успешного взлома универсального замка, каждый из которых Томми научится вскрывать не сразу, постепенно пополняя гараж свежевыкрашенными экземплярами по наводкам информаторов Сальери. Супротив GTA и Driver в Mafia автомобиль из транспортного средства стал скорее предметом роскоши; его роль, как и управляемость, совершенно не типичны для компьютерной игры — и зачастую машина становится скорее обузой, нежели козырем в уличных разборках. Мой дед рассказывал, что как только он увидел Титаник, то сразу же заявил, что это судно утонет. Но никто его не слушал. Он старался предупредить людей, даже кричал, но всё было напрасно — его отдубасили и выгнали из кинотеатра Следить теперь приходится не только за скоростью и передачами на спидометре, показаниями тахометра и одометрическими данными о пробеге, но и за бензином в баке, который с незавидной регулярностью нужно пополнять. Удивительно, но угадать, окажется ли на бензоколонке ответственное лицо, удаётся далеко не всегда, а руки Томаса, к убойному труду привыкшие, пистолет для заправки почему-то совсем не держат. Заботливые разработчики прекрасно понимали, на что шли, заполняя голову игрока таким числом нюансов, близких скорее к симулятору, поэтому на период адаптации к качественно новой жизни игрока предусмотрели… общественный транспорт! Проезд в метро и на трамвае для честного гангстера бесплатен, безопасен и, бесспорно, обладает рядом эстетических преимуществ: только из окна поезда, мчащегося по надземке, можно увидеть город с совершенно другой точки зрения. Правда, ждать своей остановки Анжело следует в реальном времени, а место посадки на трамвай вовсе искать самостоятельно методом наблюдения и запоминать. Зато без пробок. Осторожно, двери закрываются. Следующая станция... А, вот и следующая станция В силу запуска массового производства для массового потребления авто для человека «весит» и значит куда больше, да и на дорогах места занимает порядочно. Всего во вселенной игры «Мафия» обитает порядка пятидесяти прототипов реальных моделей, от Ford, Caddilac и Alfa Romeo до Buick, Pontiac и Hudson, не считая двадцати призовых тачек, достать которые удастся лишь в отдельном режиме игры. Представленный ряд моделей за 1928—1939 гг. содержит и стильные увесистые кузова, которые подчеркивают статус владельца, и яркие, лёгкие спорткары для прогулок, и вычурные кабриолеты, и сумасшедшие хот-роды. Лука Бертоне, увековечивший представителей итальянского автопрома Gruppo Bertone Портятся, правда, от любого чиха, — нетипичная для такого виртуального размаха модель повреждений не только деформирует корпус на месте удара, но и бьёт стёкла, пробивает шины, отрывает фары, зеркала и колёса — и, в конце концов, взрывает изрешечённый следами от пуль автомобиль. Всё, за исключением фактического уничтожения машины, позволяет тачкой ещё какое-то время управлять, однако далеко на смертельно раненном слоне не утащишься. Помогите Тому найти жмурика Аркадная сущность знакомого по ГТА геймплея преобразилась в нечто поистине всамделишное, зрелое. Опрятный костюм Томаса Анжело источает у почитателей Либерти-Сити флюиды ревности к погружению такой интенсивности, что каждая морщинка на лицах персонажей с живыми глазами разглаживается в меру их возраста и рода деятельности. А голоса, шум города, рёв моторов и лихие перестрелки, даже будучи единовременно воспроизведёнными, звучат, словно были записаны для документального фильма. Едва ли стопроцентное прохождение позволит окрестить Mafia экшеном от третьего лица, гоночной аркадой или, чего уж, симулятором гангстера. А жанр трагедии, в отличие от драм, комедий, хорроров и тем более боевиков, встречается в играх… да не встречался доселе от слова «совсем», о чем тут ещё можно писать! Винтовка Мосина ещё до того, как стала мейнстримом Цвет, обобщающий всю палитру «Мафии», — золотисто-шафрановый, с вкраплениями бурых и красных тонов; в дальнейшем он определил настроение каждого эпизода игры, будь то ночная вылазка в проливной дождь или участие в соревновании на гоночных болидах под полуденным солнцем на безоблачном небе. Так или иначе, голос вечного листопада в замершей на экране осени от главы к главе шепчет бессмертные строки на эпитафии давно исчезнувшей эпохи: «Унылая пора! Очей очарованье!..» — и раз за разом обнажает улыбку Брандо в мире компьютерных игр, увековечивая последний выстрел Омерты.
  7. У тебя, может, и не стояла бы. А для фотографии в силу отсутствия big-box’ов, как таковых, текущее расположение оптимально. По крайней мере, человек, делавший этот снимок, утверждает это и передаёт тебе всего доброго, а также перестать искать подтекст в каждом пикселе.
  8. Здрасьте. Прошёл его полностью, со всеми секретами. И даже в своё время делал обзорчик минут на -дцать по своей же статье.
  9. Говорят, для постижения мастерства в любом деле человеку достаточно провести в нём десять тысяч часов. 10 000 — число, конечно, абстрактное, крутое, как скала, практически сакральное и даже магическое. Но путь к десятитысячному триумфу начинается с первого шага. И совершенно не важно, к чему привёл (и привёл ли хоть к чему-то) старт как таковой. Значение имеет лишь, последует ли за первым часом следующий. 10 000 причин, почему я бросил игры, но не насовсем / Говорит олдфаг! №2/2020 (2) Той самой игрой, которая стала одним из первых камушков обширного фундамента будущей цитадели олдгейма, оказалась адвенчура с говорящим названием “Another World”. Почему говорящим? Потому что «Другой мир» в авангарде с прочими открыл портал, сквозь который каждый желающий может и поныне перенестись в почти любую интерактивную виртуальную реальность, когда-либо придуманную человеком. Прошло два десятка лет, в течение которых сотнями рук, умов и сердец из всех возможных и невозможных точек Земли рос и упорядочивался архив видео- и компьютерных игр, создаваемых представителями самых разных народов нашей планеты вот уже много лет. Дав начало бурной форумной жизни и, в сущности, сделавшись своего рода виртуальным, но в серьёзном и полном смысле градообразующим предприятием, архив содержался и продолжает здравствовать, имея, как и положено настоящему книгохранилищу ватиканского образца, тайные комнаты, секретные уровни и просторные залы, сокрытые от праздных взглядов случайного читателя. На поверхности же высятся башни ставшего телепортом ко множеству виртуальных игровых миров грандиозного дворца, возводимого его жителями по сей день, подобно La Sagrada Familia, чуду испанской архитектуры Антонио Гауди. Впервые я оказался на Old-Games.RU двенадцать лет тому назад и уже имел существенное представление о том, что такое интернет-форум и каковыми бывают его обитатели. Это случилось почти на полпути, который пройден сайтом к сегодняшнему дню. И, конечно, насыщенная духом свободы созидательная атмосфера безудержного творения и всамделишных приключений, причем не только цифровых, серьёзно увлекла: здесь старателями пыхтят в тамошних шахтах по добыче самых «золотых» слов для своих литературных сочинений; бегают с фоторужьём и крутят ручки воображаемых кинокамер для срочного репортажа с места событий нового старого игроблокбастера; переводят на родной язык и практически восстанавливают почти недоступные или, казалось бы, забытые и утраченные раритеты, а также учатся у образованнейших наставников, которые до и после оффлайн-забот навещают (пусть далеко не все из “legacy”, кому здесь всегда были и будут рады) эту удивительную крепость безупречных принципов и искренней любви к игровому искусству. Как и любое реальное достижение, сегодняшний трофей родился благодаря долгому и упрямому стремлению мимо главного вопроса — «да зачем?» — сразу к ответу. Вопрос этот состоит из семи знаков без пробелов и легко округляется до пяти с сохранением качества, показатель которого у него считается самым высоким среди аналогичных: «для чего», «а кому», «но как» и даже «зафиг». Качество вопроса определяется, собственно говоря, качеством возможных для него ответов, — и, друзья, этого добра тут есть с лихвой. И оно растёт, так как продолжается изучение практической пользы и эстетической красоты компьютерных игр с ракурса максимальной объективности и пополнение собрания артефактов игровой индустрии. Находок очень много. Честно. Настолько, что впору тезисно всё-таки уточнить каждое «зачем» для всех неуёмных почемучек. Где я, там и мой дом. А мой дом — моя крепость. Во-первых, игра как искусство. Гениальная повесть по плечу толковому писателю; талантливый художник способен изобразить самую фантастическую, самую невообразимую картину; мастеру звука и музыки достаточно вдохновения, чтобы сочинить мелодию божественной красоты... Спаять всё это в едином движении и показать на экране готовый кинофильм возьмётся режиссёр. Но для того, чтобы человек смог сделать свой первый самостоятельный шаг в новый для него мир чьей-то фантазии, одного программиста вряд ли будет достаточно, — для великой игры потребуются все творцы разумного, доброго, вечного и высокого, в синергии своего труда утверждающие создаваемую ими игру как искусство. Во-вторых, искусство игры. В мире компьютерных игрушек, как и в прочей деятельности человека, есть и малоизвестные игры, и даже очень популярные, причём некоторые настолько, что с ростом увлечения ими родилась отдельная, не похожая ни на что киберспортивная дисциплина. И это тоже целое искусство, — искусство игры. В-третьих, глубинное наследие ЭВМ. Игры давно стали отдельным направлением, прекрасным по форме и гениальным, местами даже изумительным по содержанию. И если «новодел» чудесным назвать не так-то просто, то шедевры былых времён к памятникам электронной древности относятся самым что ни на есть прямым образом и могут, а в особых случаях должны быть исследованы, изучены, поняты и осознаны. Ведь компьютерные и видеоигры возникли не в результате закономерности, но как аномалия: куда выше была вероятность того, что электронно-вычислительные махины остались бы высокотехнологичными калькуляторами для специалистов разного профиля, оставив за гранью реальности глубинное наследие эпохи брутальных ЭВМ-динозавров. И, наконец, в-четвёртых, образовательный интерактив. Сделать так, чтобы человек проводил сутки напролёт в чьей-то идее, воплощённой в цифровую реальность, весьма непросто и удаётся немногим. Эти немногие — настоящие маэстро, которые дирижируют целым оркестром директоров, продюсеров, программистов, сценаристов, художников, музыкантов, консультантов, тестеров, отладчиков... Из-за стремительной и глубокой вовлечённости участников в процесс, созданный таким вот слаженным коллективом, игры как явление получают не только гвалт одобрительных аплодисментов, но и резкую критику, так как перетягивают на себя львиную долю людского внимания, интереса и ресурсов в ущерб всему остальному. Но если абстрагироваться от возможной невоздержанности, хоть и присущей человеку, но вполне себе исправимой, во многих играх можно обнаружить обширные зачатки для т. н. образовательного интерактива, с которым постижение некоторых реальных аспектов нашего Бытия становится весьма наглядным и продуктивным. Это была любовь с первого спрайта. Отчасти я вырос на Old-Games.RU, здесь, среди мастеров мыши и клавы, слова и кода. И сегодня у моего Дома поистине великий день — десять тысяч виртуальных миров в его изумительной коллекции. А у меня есть 10 000 причин, почему, начав взрослую жизнь, я бросил игры, но не насовсем!.. Ибо строительство храма всея олдгейма продолжается: ради, благодаря и вопреки. Ура! P. S. Для рисковых парней и девчонок есть версия в формате видео.
  10. Тут вся суть в самом факте акцентирования внимания ниже пояса. Неужели в 77-м это имеет куда большее значение, нежели сегодня...
  11. Ощущение, что Джеки — это Моргенштерн на максимаках. Даже голос чем-то напоминает его интонации, только в обработке.
  12. Раньше было лучше: шутеры

    У-у-у, а там и до Heretic, Hexen, Witchaven, Strife и Rise of Triad недалеко. А первый Call of Duty, кстати, как с этим вопросом? Но — это всё лирика. По факту же современные шутеры чаще «обвиняют» (если можно применить такое слово) не в «оконсоливании», а, скорее, в «оказуаливании» — да, красиво, да, динамично, но весь этот блокбастер на один, максимум два раза. Как кино посмотреть, в котором можно принять участие, но рельсы всё равно приведут туда, куда задумал режиссёр. И никаких тебе хитроумных секретов, как в Star Wars: Jedi Knight — Dark Forces II (и Mysteries of the Sith), остроумных пасхалок, как в Дюк Нюкеме, и талмуда легенд и мифов, которые во время своего рассвета собрала GTAVC.
  13. Миссия с вертолётиком? Не смешите мой фюзеляж. Настоящее достижение — подняться на биплане в воздух, провести бомбардировку, расстрелять из пулемёта залётную шушеру, умудриться посадить свою пташку, дозаправить, починить, пополнить боезапас. Да что ты знаешь о вертолётиках… Твой позывной, Орёл. Обзор игры Codename: Eagle / Говорит олдфаг! №1/2020 (1) “Codename: Eagle” демонстрирует недалёкую действительность, лишённую национальных достояний мертворождённого Советского Союза. Чуть ли не вопреки исторической действительности Николай II, следуя договору Антанты, в ответ на немецкую агрессию бросил войска на помощь Франции напролом через Восточную Пруссию к Берлину и чудом сберег целостность армии, что предоставило России заслуженное место за одним столом со странами-победителями в Первой мировой войне. В свете новых событий нельзя оставить без внимания известное заявление Гегеля об истории, которая повторяется дважды: сначала как трагедия, а потом как фарс. Дальнейшее развитие событий не стало исключением — царя с трона всё-таки согнали. Поначалу схожий с «советским» сценарий, вселяя патриотические настроения, рассказывает о научно-техническом перерождении страны, но вскоре тёмный самодержец Пётр IV уводит Россию со Светлой стороны и, не дожидаясь публикации литературных трудов Гитлера, развязывает Вторую мировую войну, которую с оглушительном грохотом выигрывает, многократно преумножив наследие киевских князей. Позывной: «Орёл» (англ. Codename: Eagle) — в России первое живорождённое детище отцов Battlefield наибольшую известность получило благодаря переводу от «7-го Волка» Беспрецедентная неуловимость очередного секретного агента, которого в “Evil Genius” легко бы поймали и бросили отмачиваться в аквариуме, вдохнула новую жизнь в похождения британского шпиона из спецподразделения «Орлы», которому предначертано спустить матушку Русь с небес на землю, путешествуя по огромным угодьям, никогда не принадлежавшим Российской Империи… проще говоря, предотвратить дальнейшее продвижение России к тотальному господству. Начальник гвардейцев быстрого реагирования (сокр. ГБР) Первое, что оскалом сибирского волка бросается в глаза — запредельно трудоемкая проходимость здешних лесов, песков, снегов и других чудесных климатическим разнообразием мест нашей необъятной родины. В буквальном смысле, главному герою придется слить семь потов, прежде чем добраться до вожделенных документов или с чистой совестью убраться подальше от ракетной установки, объятой жарким пламенем хитроумного саботажа. Но даже после выполнения ключевой задачи агент вынужден бороться, бороться и еще раз бороться: то с управлением позаимствованного самолёта, наличие которого необходимо для успешной бомбардировки кораблей российского флота, то с вновь прибывшей группой гвардейцев быстрого реагирования, то с каким-нибудь другим форс-мажорным обстоятельством. Такой простор, такой размах!.. Российская Империя, ставшая в “Codename: Eagle” гигантским заповедным краем, страшна, прежде всего, непредсказуемостью, чего стоит стая диких сибирских волков или прожженный пеклом Бородинской битвы усатый гусар, который с шашкой наголо грудью бросается на голый винтовочный ствол. Кровавая диктатура Петра IV превратила человеческую мечту в суровую действительность почище сталинских репрессий, хотя, казалось бы, куда уж чище. Расползшаяся тьма милитаризма измором загнала убитое горем население в напрочь заколоченные дома, прямо на улице устроив парад незапатентованных военных изобретений Петра и насадив в каждый огород вместо овощей висельников из карательного отряда. Петя, Пётр, Петушок, Петюня! Распотрошил Русь, обвешав её внутренностями весь Старый Свет Чтобы успеть на приватную аудиенцию к коронованному естествоиспытателю и прекратить его безобразия, британскому агенту придётся пренебречь хронической манерностью и где силой, где хитростью протискиваться сквозь километровые заслоны военщины, используя смекалку, которой его одарила природа, и технику, которую в сердцах бросают вражеские солдаты, к сожалению, не способные сложить оружие добровольно. Помимо уже названного летательного аппарата, британцу предстоит получить полный набор водительских прав на управление техникой российского производства, включая гражданский транспорт, мотоциклы, броневики и даже танки. Тактический, стратегический и военный потенциал, врученный герою высшим командованием, создает двойственное впечатление. С одной стороны, в начале игры всё сносное оружие, кроме боевого ножа, якобы изъято на таможне, и почти полное отсутствие каких либо дополнительных данных о необходимом снаряжении, особенностях местности и нравах людей, её населяющих, оставляет желать лучшего, но, с другой стороны, ведь «так интереснее!» Zeppelin российско-имперского производства Выносливость иностранного шпиона на русской земле сопоставима с физиологией любого более-менее тренированного человека, который не пропивал семинары по здоровому образу жизни — от пулевого ранения в бедро не погибнет, но с дыркой того же калибра в голове сляжет почти наверняка и, скорее всего, сразу. К тому же, чтобы быть опасными противниками, шустрые стрелки российской армии научились достаточно быстро «шевелить извилинами», а также располагают не только традиционно численным, но и огневым преимуществом. Среди типичного даже для альтернативной истории оружия вроде гранат-колотушек, шестизарядного револьвера или винтовочного карабина случается подобрать ручной огнемёт или автомат с вертикальной дисковой обоймой. Однако с очередным боевым прототипом на поле брани прежде появится не главный герой, но его противник, у которого, впрочем, этот самый прототип можно конфисковать при удачном решении конфликта для одной из сторон. Угадайте, какой. Квесты местами почище шерлокианы Как бы там ни было, вышеупомянутая сложность игрового процесса заключается не в скудном брифинге, не в катастрофическом дефиците боеприпасов и даже не в крепкой скорлупе пулемётных бункеров. Главным препятствием оказалась цепочка причинно-следственных связей, без которых немыслим любой хоть сколько-нибудь вменяемый квест — приключенческий элемент прослеживается на протяжении всей игры, регулярно озадачивая героя головоломками, решить которые в активных боевых условиях не так-то просто. Многие действия, которые необходимо предпринять для успешного проникновения в самый неприятельский ад для дальнейшего пожаротушения красной агрессии не всегда, или, вернее сказать, всегда не очевидны и носят скорее рекомендуемое, нежели первостепенное значение, обнаруживая возможность нелинейного прохождения игры. Прицел у «снайперки» активируется той же клавишей, что и выбор самой винтовки. Чертовски любили DICE'овцы утруднить жизнь всякого рода там геймерам Можно не переодеваться в форму убитого часового, можно оставить в покое плохо соображающего с похмелья водителя с его грузовиком, можно, в конце концов, добраться пешком туда, куда планировалось с ветерком доехать — игра позволит идти дальше, но позволит ли здоровье? Оно ведь, как выяснилось, не у каждого героя казенное. Любая невнимательность — и бойня, которую мгновение назад можно было бы избежать, неминуемо приведет к провалу. А наш герой, хоть и нацепивший бронежилет, собранный по последнему рёву моды императорского военно-промышленного комплекса, остаётся обыкновенным человеком в необыкновенно суровых условиях мрачного величия Российской Империи. Канувшая в небытие Российская Империя за всю историю своего непростого существования никогда не баловалась со штурвалом мирового господства. Отчаянное население многострадальной страны, изрядную долю которого составляют люди, способные вынести и огонь, и воду, и медные трубы, никаких массовых преклонений к стопам великой державы в нижайшем поклоне перед безграничной властью империи, не совершало. Однако на обширных просторах творческо-аналитической мысли дело может обстоять диаметрально-противоположным образом. Одна из возможных реальностей на грани абсурда — “Codename: Eagle”… P. S. Для рисковых парней и девчонок есть версия в формате видео.
Zone of Games © 2003–2022 | Реклама на сайте.

×