Jump to content
Zone of Games Forum
Outcaster

[Игровое кино] Silent Hill — Добро пожаловать в Безмолвный Холм

Recommended Posts

‡агрузка...

 Мне как то ближе название” Тихий холм” я понимаю что можно перевести и как безмолвный и как молчаливый… но как то тихий холм  по аналогии в “тихом омуте” ,для меня лучше передает смысл названия. Но это все вкусовщина статья вполне годная!

  • Like (+1) 1
  • Upvote 1

Share this post


Link to post
1 час назад, Outcaster сказал:

Слишком уж он был смелым для американской кинопродукции.

Ни чего такого особенного. Голливуд уже успел к тому времени пробить дно “Пилой” и “Хостелом”.

Share this post


Link to post

Часто говорится что туман ввели в игру из-за ограничения дальности прорисовки движка. Наверно это решение “Туман” Кинга и подсказал, раз уж улицу назвали, заодно заготовки как к сюжету прикрутить.

Share this post


Link to post

Хочу зметить что “Безмолвный холм” звучит лучше и таинственнее. Ну а остальные намеки и отсылки очень выделаются, особенно если ты начитанный человек и смотрел много фильмом, то связь с игрой сразу бросается в глаза. Хорошая сатья, мятных пряников тебе.

  • Like (+1) 1

Share this post


Link to post

А где же Лестница Иакова, товарищ?!

  • Upvote 4

Share this post


Link to post
1 минуту назад, Evgeniy Safronov сказал:

А где же Лестница Иакова, товарищ?!

слишком известна, чтобы упоминать в очередной раз.

Share this post


Link to post
Только что, ealeshin сказал:

слишком известна, чтобы упоминать в очередной раз.

Хрен там

Рингу можно приплести к чему угодно. Я бы его скорее убрал, чем Лестницу.

  • Sad (0) 1

Share this post


Link to post
1 hour ago, Evgeniy Safronov said:

А где же Лестница Иакова, товарищ?!

написано же, будет продолжение. и возможно больше одного

Share this post


Link to post

Еще хеллрайсер пятый вспоминается. Бюджетный, необласканный критиками, без Клайва Баркера, но меня чет пробрало когда смотрел. Герой тоже сам себе устроил ад, да и дизайн демонов сэхашный вполне. 

Share this post


Link to post

хелл рейсеров дальше 4го вроде не видел. и то тм уже в 4 части лютый треш был

Share this post


Link to post
32 минуты назад, Outcaster сказал:

хелл рейсеров дальше 4го вроде не видел. и то тм уже в 4 части лютый треш был

Согласен. После первого уже был треш. Да и первый треш. Но пятую часть советую посмотреть, она сильно отличается от остальных. Я бы даже посоветовал посмотреть только пятерку и проскипать остальные.

Share this post


Link to post

@Outcaster а когда там был не треш?

Share this post


Link to post
Posted (edited)

А как Team Silent могли вдохновляться фильмом 2007 года при разработке с первого по четвертую часть игры?

Тут явно влияние Тумана Джона Карпентера. Туман, небольшой городок, призраки мертвых, дневник, церковь и оставшиеся в живых собранные вокруг священника.

Edited by ForgiveMeNot
Дописал про Туман 1980 года.

Share this post


Link to post
5 часов назад, ForgiveMeNot сказал:

А как Team Silent могли вдохновляться фильмом 2007 года при разработке с первого по четвертую часть игры?

Тут явно влияние Тумана Джона Карпентера. Туман, небольшой городок, призраки мертвых, дневник, церковь и оставшиеся в живых собранные вокруг священника.

В тексте имеется ввиду книга Стивена Кинга по которой снят фильм

Share this post


Link to post

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now


  • Similar Content

    • By Outcaster

      Мрачное европейское Средневековье — довольно интересная тема для изучения. Причём как с исторической точки зрения, так и с культурной. Причём интересны как Тёмные века, наступившие с закатом Римской империи и установлением христианской теократической диктатуры на её территориях, так и чуть более прогрессивная эпоха Крестовых походов и междоусобных войн, запомнившаяся всем религиозным фундаментализмом, смертоносными эпидемиями чумы, расцветом Святой инквизиции и зарождением нового европейского фольклора. Но по странному стечению обстоятельств Средневековье в видеоиграх крайне редкий гость.
      Мрачное европейское Средневековье — довольно интересная тема для изучения. Причём как с исторической точки зрения, так и с культурной. Причём интересны как Тёмные века, наступившие с закатом Римской империи и установлением христианской теократической диктатуры на её территориях, так и чуть более прогрессивная эпоха Крестовых походов и междоусобных войн, запомнившаяся всем религиозным фундаментализмом, смертоносными эпидемиями чумы, расцветом Святой инквизиции и зарождением нового европейского фольклора. Но по странному стечению обстоятельств Средневековье в видеоиграх крайне редкий гость.

      Сказка во время чумы
      Если не брать в расчёт бесчисленные стратегии, то на ум ничего из вышедшего за долгие годы, кроме нескольких частей Assassin’s Creed и турецкой инди-игры Mount & Blade, не приходило. Пока в последние пару лет не вышли сразу две заметные игры в данном сеттинге: Hellblade: Senua’s Sacrifice и Kingdom Come: Deliverance. А теперь к ним прибавляется и A Plague Tale: Innocence. Не зря я упомянул во вступлении зарождение нового средневекового европейского фольклора — ведь данная французская игра является прекрасным представителем этого жанра. Так чем же принципиально отличалось новое средневековое народное творчество от античного древнегреческого и древнеримского фольклора, господствовавшего столетиями? Одно слово: демифологизация.

      Крыс в игре так много, что разработчики даже гордятся алгоритмом, который рисует около тысячи тварей в кадре без серьёзного удара по производительности
      Многие могут вспомнить, как уже в XX веке в литературе и кинематографе были демифологизированы целые жанры и направления. Вестерн из романтичных историй про ковбоев, воюющих с индейцами, стал жанром про алчных преступников, умирающих от выстрела в спину посреди засушливой американской пустыни. Гангстеры из мрачных личностей с ореолом таинственности, романтичности и беспринципности превратились в обычных людей, для которых криминальная дорожка была выбрана скорее в силу жизненных обстоятельств. Примерно такой же процесс происходил в европейской литературе начиная с VIII века нашей эры. Вместо историй о великих героях, божественных вмешательствах в людскую жизнь, эпохальных войнах, а также космологий пришла эра сказок, часто рассказываемых в поэтической манере. Чаще даже песенной.
      Сказочные истории отличались от мифов тем, что в них персонажи совершали свои поступки не из-за того, что супергерои не могут жить иначе, кроме как совершая подвиги во благо человечества и богов, а чаще всего по каким-то своим морально-нравственным и психологическим мотивам. Герои сказок были низведены до уровня обычных людей, они повседневно мыслили, их заботили понятные тогдашним людям проблемы, причём с большим упором на тему любовных и семейных отношений. Красная Шапочка несла еду своей бабушке через тёмный лес, а вовсе не была внебрачной дочерью бога грома, зачатой во время сношения быка и женщины, а её единственной целью было прославить имя отца своего. 

      Ещё одна игра со встроенным фоторежимом Ansel, что не может не порадовать любителей делать красивые скриншоты
      При этом средневековые сказки часто изобиловали описаниями обычного быта своего времени. Многие обычаи и особенности уклада жизни Тёмных времён и эпохи Крестовых походов современная историография почерпнула из немногих сохранившихся до наших дней в рукописном виде сказочных историй. Для современников подобный художественный ход делал истории более реалистичными, живыми, благодаря чему их слушатель или читатель мог поверить в то, что они были способны произойти на самом деле. Причём героями таких историй могли становится как простолюдины, так и выходцы из аристократских семей. Более того, параллельно в рамках новой демифологизированной литературы также сформировался жанр рыцарского эпоса, самыми известными представителями которого являются истории о Тристане и Изольде и короле Артуре. Но что ни разу не удивительно, именно сказочный жанр позволил людям наполнить эти истории аллегориями, метафорами, гиперболами, нравоучениями, в не меньшей степени, чем античные мифы или на тот момент государственная христианская религия.
      И этот небольшой экскурс в историю нужен для понимания A Plague Tale: Innocence. По-русски, «Чумной сказки: Невинности». Ведь история, придуманная в студии Asobo, как раз вписывается в традиции средневекового фольклора. Она одновременно рассказывает о юных героях, преодолевающих трудности и лишения, наполнена реалистичными и пугающими подробностями жизни во время эпидемии чумы и Столетней войны, но при этом не лишена сказочного авантюрно-приключенческого флёра и лёгких фантазийных ноток, так свойственных произведениям того времени. История дворянской дочери Амиции и её брата Гуго, пытающихся скрыться от преследования со стороны Инквизиции, наследует как раз средневековой сказочной традиции, хотя, безусловно, наделена некоторыми чертами современного сюжета. И нет, речь не о «сильной девушке» в главной роли. Как раз бойкие женские персонажи были вполне нормальны для сказочной традиции, хотя не всегда их жизненный путь оканчивался счастливо.  

      Пожалуй, самая впечатляющая иллюстрация к феодальным войнам Средневековья
      Пример современного влияния: в средневековых сказках почти никогда не фигурировала Церковь, и уж точно никогда в негативном свете. Как ни крути, на тот момент она была главным органом государственной власти, от которого зависело почти всё, а критика в её адрес легко могла закончиться анафемой. Это сегодня нам легко говорить о том, что церковь кого-то там предала анафеме, а в те времена отлучение от Церкви означало форму гражданской смертной казни. Человек лишался возможности получить доступ почти ко всем социальным институтам того времени, да и простые граждане предпочитали прекратить общение с такой личностью. В A Plague Tale: Innocence уже Инквизиция и Церковь становятся главными источниками несчастий для юных героев.
      «Навигатор. Средневековая одиссея» / The Navigator: A Mediaeval Odyssey
      реж. Винсент Уорд, 1988
      При прохождении игры вспомнился этот замечательный, редкий по выдумке фильм тогда ещё молодого режиссёра Винсента Уорда, который, с одной стороны, прославил, а с другой, загубил постановщика, ставшего лёгкой добычей для голливудских продюсеров. Те сначала так и не дали Уорду снять новую серию «Чужого», несмотря на уже утвержденных актёров, написанный сценарий и построенные декорации, а затем попытались пригладить его необычное визуальное мышление (да, именно он придумал «Чужого 3» про деревянную планету, средневековых монахов и ксеноморфа, выпрыгивающего из нужника) до стандартного.

      А ведь лента «Навигатор. Средневековая одиссея» довольно интересно сочетает в себе чёрно-белое изображение средневековой деревушки времён «чёрной смерти» с современным новозеландским мегаполисом, где жизнь вступила в такую безумную гонку, что некогда остановиться и осмотреться по сторонам. Герои, ища спасение от чумы, волей или неволей маленького деревенского предсказателя оказываются в плену грёз. Мечтая о собственном будущем, они не замечают приближающееся дыхание смерти, а навигатор, обещавший спасение, оказывается, вёл их прямиком в ад.
      Надо сказать, что для сотрудников студии Asobo это не первый случай обращения к мрачным европейским историям. Ещё в 1997 году под вывеской Kalisto Entertainment была выпущена сурвайвал-хоррор-игра Nightmare Creatures. Вообще, Asobo — одна из старейших студий Франции, которая формально была основана в 2002 году, после банкротства Kalisto, хотя почти весь костяк старой студии перешёл в новую. Правда, я бы поставил этих разработчиков в один ряд с другими ветеранами индустрии — британцами из Rebellion. Обе студии за 25 лет существования по большей части выпускали либо посредственные, либо и вовсе плохие игры, но иногда выстреливали достойными тайтлами, которые люди вспоминают годами. В случае Kalisto такой игрой можно назвать дилогию Nightmare Creatures, а в случае Rebellion — Aliens versus Predator 1999 года и недавние кооперативные Nazi Zombie Army и Strange Brigade. Но теперь студия Asobo может смело добавить в число своих удач и A Plague Tale: Innocence.

      При создании мира, авторы вдохновлялись картинами средневекового живописца Клода Лоррена
      С точки зрения геймплея эта игра — простенький стелс с лёгкими хоррор-элементами. Прячемся за укрытиями, отвлекаем противников и натравливаем на них крыс при помощи небольшого арсенала подручных средств, которые надо крафтить на ходу. Чем-то напоминает упрощённую и кастрированную игровую механику из современной «классики» Alien: Isolation. Также иногда решаем простенькие логические головоломки. Но почти сразу понятно, что вся игровая механика тут присутствует только для того, чтобы не отвлекать от мира и сюжета. Правда, в последних трёх главах из 16-ти разработчики слишком уж сильно стали напирать на геймплей, и те главы кажутся затянутыми на фоне остальной игры.
      Надо добавить, что в плане атмосферы игра действительно впечатляет. Визуально средневековое Королевство Франция получилось завораживающим. Причём впечатляют, как пасторальные деревенские пейзажи, так и страшные картины охваченного чумой города или усыпанного трупами поля боя. Художники игры постарались на славу. За музыкальную часть же отвечал Оливье Деривьер (Remember Me, Vampyr, Obscure) который в последние годы стал одним из ведущих игровых композиторов современности.
      A Plague Tale: Innocence — очень хорошая игра, которую стоит попробовать всем, кто любит сюжетоориентированные игры и кому близка средневековая эстетика. Лёгкие шероховатости, явно обусловленные ограниченным бюджетом, легко простить. Да и в сравнении с другими играми, изданными Focus Home, эту можно назвать одной из самых отполированных. Разве что 12-часовая история под финал видится немного затянувшейся, и её можно было бы закончить чуток быстрее.
      Итоговая оценка — 7,0.
      (нажмите на оценку, чтобы выставить свою в профиле игры)
    • By Outcaster

      Недавно вышедший ремейк Resident Evil 2 — отличный повод вспомнить о фильмах, которые вдохновили авторов на создание ещё оригинальной игры. Благо у истоков серии стоял большой киноман Синдзи Миками, любящий делать как лёгкие отсылки, так и более серьёзные оммажи фильмам, которые он смотрел. 
      Недавно вышедший ремейк Resident Evil 2 — отличный повод вспомнить о фильмах, которые вдохновили авторов на создание ещё оригинальной игры. Благо у истоков серии стоял большой киноман Синдзи Миками, любящий делать как лёгкие отсылки, так и более серьёзные оммажи фильмам, которые он смотрел.

      Это уже не первый выпуск, посвящённый сериалу Resident Evil. Также рекомендую прочитать мои тексты, посвящённые первой и седьмой частям сериала. 
      «Рассвет мертвецов» / Dawn of the Dead
      реж. Джордж А. Ромеро, 1978

      Ещё один классический зомби-фильм от жанрового первопроходца Джорджа А. Ромеро. На этот раз герои баррикадируются не в типичном частном домике из американской субурбии, а в сердце современного капитализма — торговом центре. У них есть всё, чтобы прожить долго и счастливо, но человеческий фактор сильнее любых оживших мертвецов. Помимо очередных социальных комментариев, имевшихся и в «Ночи живых мертвецов» (среди них стоит отметить мотив зомбированности современного человека, который даже после смерти идёт бродить по торговым рядам в типовом молле), фильм выделился яркими цитатами и повышенным уровнем расчленёнки. Хотя с точки зрения кино, «Рассвет мертвецов» всё же заметно уступает первой ленте Ромеро. И что удивительнее, фильмам о живых мертвецах, которые режиссёр снял в нулевые годы. 
      К слову, Ромеро не просто был источником вдохновения для разработчиков. Capcom даже пригласила его на пост режиссёра рекламного ролика игры. Правда, оный вышел только на японском телевидении. Сам же фильм обзавёлся вполне неплохим ремейком за авторством бывшего клипмейкера и рекламного постановщика Зака Снайдера. Правда, за внешним лоском и MTV-шной атмосферой в нём потерялось чувство обречённости перед угрозой всеобщего апокалипсиса.
      «Никита» / Nikita
      реж. Люк Бессон, 1990

      Кто-то удивится, что в список попала картина, где нет ни вирусов, не оживших мертвецов, ни какого-либо другого фантастического элемента, но всё объясняется просто: именно с заглавной героини фильма Люка Бессона была списана Ада Вонг — наёмница в вечернем платье. Сам фильм, далеко не лучший даже в раннем периоде карьеры французского режиссёра, рассказывает историю девушки Никиты, которая перерождается из дикой и необузданной наркоманки в наёмную убийцу на службе правительства Франции с манерами изысканной леди. И помимо этого обретающей любовь в своей новой двойной жизни, в которой она вынуждена скрывать от близких людей как своё неприятное прошлое, так и нынешнюю грязную работу.
      Данная картина Бессона сделала его мировой знаменитостью. Во Франции он был звездой ещё с середины 80-х годов, когда вышла его прославленная картина «Подземка», но в остальном мире за вычетом кинолюбителей он всё ещё был малоизвестен. Однако «Никита» совершила невозможное: она стала кассовым хитом во всём мире. Именно «Никита» является первым французским фильмом, заработавшим 5 млн долларов в американском прокате. В Голливуде после этого не только появился свой англоязычный ремейк под названием «Точка невозврата», но и даже вышел целый телесериал «Её звали Никита». Важнее же то, что после этого успеха Бессон сам оказался в Голливуде, где снял два своих лучших фильма, если не считать уже упомянутую «Подземку». Более того, в будущем его успешность позволила ему стать одним из крупнейших кинопродюсеров Франции. Его студия EuropaCorp в определённой степени даже смогла потеснить ветеранов кинематографа со столетней историей Gaumont и Pathe.
      Идея фильма пришла в голову Бессону после просмотра видеоклипа Элтона Джона
      «Леон» / Léon
      реж. Люк Бессон, 1994

      Но «Никита» не единственная картина Бессона, повлиявшая на сериал Resident Evil. Думаю, многие заметили, что одного из героев игры зовут Леон, а его пистолет любовно назван Матильдой. Именно так звали главных героев романтического криминального боевика французского режиссёра, снятого им в США. Хотя влияние бессоновского эстетского экшена гораздо сильнее проявилось в Resident Evil 4, где многие кат-сцены поставлены в стиле автора «Подземки» и «Пятого элемента».
      «Леон», в международном прокате «Профессионал», рассказывал историю о наёмном убийце, отрешённом от мира. Себя тот называет «чистильщиком», который профессионально выполняет свою работу (занятно, что ещё в «Никите» Жан Рено появился в образе «чистильщика» — правда, не такого человечного, как в «Леоне»). Но по воле судьбы он вынужден подружиться с Матильдой (её прекрасно сыграла тогда совсем ещё юная Натали Портман), чью семью зверски расстреляли полицейские из отдела по борьбе с наркотиками во главе с продажным копом Стэнсфилдом. Последний по праву считается одним из самых запоминающихся злодеев в истории экшен-жанра. Скользкий, необузданный тип, одержимый классической музыкой. Гэри Олдман может гордиться своей актёрской работой. Но что удивительнее, то, что могло превратиться в обычный боевичок, да ещё со скользкой тематикой на грани педофилии, оказалось весьма чуткой эстетской историей о дружбе двух пропащих душ.
      «Дзэйрам» / Zeiramu
      реж. Кэйта Амэмия, 1991

      На Землю, а точнее, в Японию прибывает инопланетная тварь, которая уже уничтожила не один мир, — древнее биологическое оружие Дзэйрам. Существо почти непобедимое. Но на битву с ним из далёкого космоса прибывает воительница Ирия и её друг искусственный интеллект Боб. Они хотят заманить Дзэйрама в западню — виртуальный мир Зона, который выглядит точь-в-точь как типовые токийские улочки. Правда, по досадной случайности в Зону также попадают два неудачливых электрика. Последние решаются помочь Ирии спасти мир.
      Бодрый и развесёлый боевик в жанре токусацу (японские фильмы, снятые исключительно ради спецэффектов) известен многим как японская попытка скопировать «Чужого». И действительно, местами источник вдохновения слишком явен. Но японский взгляд заметно извратил концепцию, и вместо жуткого ужаса перед нами предстало зрелище, которое меняет жанр от брутального экшена до эксцентричной комедии в течение всего повествования. К слову, по мотивам фильма в 1994 году таки вышел анимационный мини-сериал «Ирия». Поклонники Resident Evil заметят, что финальная битва на крыше лаборатории с Тираном в первой части, а особенно в её ремейке чуть ли не покадрово взята из данной картины Кэйты Амэмии. Да и образ G-эмбрионов чем-то похож на инопланетных паразитов, которых создаёт Дзэйрам. По фильму также вышло две видеоигры: Hyper Iria для платформы Super Famicom и ZeiramZone для оригинальной PlayStation.
      Эпичная битва Ирии с Дзэйрамом
      «Возвращение живых мертвецов» / The Return of the Living Dead
      реж. Дэн О'Бэннон, 1984

      Пока в Италии у «Рассвета мертвецов» появлялись самопальные сиквелы под маркой «Зомби», выходившие в других странах под названием «Пожиратели плоти», в Голливуде был дан зелёный свет пародийному продолжению оригинальной «Ночи живых мертвецов» за авторством сценариста Дэна О'Бэннона («Чужой», «Крикуны»), для которого эта картина стала режиссёрским дебютом. Тяжело отделаться от культового статуса этой малобюджетной ленты, ведь сама по себе она не так примечательна (и даже раздражает истерическим поведением абсолютно всех персонажей в кадре), как то влияние, которое она оказала на поп-культуру. Особенно на всё, что связано с ожившими мертвецами. Именно из этой пародии пошли крылатые фразочки типа: «Вышлите больше полицейских», «Как можно убить то, что и так мертво?» и, конечно же, коронная: «Мозги! Больше мозгов!!!»
      В американском кино принято считать, что именно фильм О'Бэннона задал тренд на «быстрых» зомби, которые бегают и прыгают как живчики. Хотя ранее успела выйти итальянская картина «Кошмар в заражённом городе» Умберто Ленци, известная у нас под названиями «Город зомби» и «Город кошмаров», которую, скорее всего, авторы «Возвращения живых мертвецов» успели посмотреть, в отличие от среднестатистического заокеанского зрителя. Хотя куда удачнее оказалась идея, что зомби питаются исключительно человеческими мозгами. Тут первенство точно принадлежит ленте 1985 года. Помимо прочего данная картина современному зрителю может показаться интересной благодаря появлению на экране «королевы крика» с эксгибиционистскими наклонностями Линни Куигли.
      В 1987 году у данной ленты вышло первое продолжение, которое оказалось ещё хуже оригинала. В начале 90-х появилась третья серия, срежиссировал которую Брайан Юзна. Среди поклонников жанра этот фильм считается недооценённой жемчужиной. Некоторые даже ставят его выше первого фильма. К слову, интерьеры подземной лаборатории Umbrella в оригинальной RE2 явно срисовывались со второй и третьей частей «Возвращения». Зато оригинальный фильм подарил нам финал Resident Evil 3: Nemesis (или Biohazard 3: Last Chance в Японии). Надо добавить, что в нулевые годы XXI века успело выйти ещё два продолжения, но они боролись со второй частью за сомнительное право называться худшим фильмом в не самой удачной франшизе.
      Сериал Resident Evil, конечно же, не ограничен только названными фильмами, но это тема для следующего разговора.


Zone of Games © 2003–2019 | Реклама на сайте.

Система Orphus

×