Перейти к содержимому
Zone of Games Forum
Outcaster

[Игровое кино] Я не просил об этом

Рекомендованные сообщения

4 минуты назад, Celeir сказал:

То есть если я склею сотню бессвязных гифок про неудачные падения, котиков, аварии, красоту природы и т.д., разницы ты не заметишь?

 

разницы с чем?

может быть ты таким образом пытаешься "говорить со зрителем на языке кино", мало ли что там еще окажется атавизмом от театра и литературы, сюжет например

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
1 hour ago, Entvy said:

кино уже не должно отличаться от гифки чем-то еще, кроме хронометража?

эм… причем здесь гифки? Истории не обязательно рассказывать через театральную драматургию. Тем более, что такие фильмы: а) есть, б) часть из них выдающиеся. Например, вот эти. Да и скоттовские “Блейдраннер”, “Чужой”, “Легенда”, “Тот кто меня бережёт” в том же направлении сняты.

  • -1 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

@Outcaster, не обязательно и атавизм от литературы и театра - немного разные вещи :)

  • +1 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

@Outcaster к сожалению, большинством кино воспринимается ничем более, чем иллюстрацией сценария с его чисто литературными приёмами повествования (причём урезанными, так как в монологи, описания и внутренний мир текст может куда лучше). И попробуй дообъясняйся им про темп и ритм, ассоциации сцен через склейки, свет, цвет и многое другое...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас


  • Похожие публикации

    • Автор: Outcaster

      Выход Read Dead Redemption 2 вновь пробудил интерес к вестернам — одному из исконно американских жанров, зародившемуся ещё в литературе XIX века. Вероятно, многие знакомы с произведениями Майна Рида, Фенимора Купера или Джека Лондона. Некоторые заодно вспомнят, что классиком вестерна также считается немецкий писатель Карл Фридрих Май. Но в очередном выпуске нашего кинообозрения я решил сделать подборку фильмов, разрушающих романтичную эстетику классического вестерна.
      Выход Read Dead Redemption 2 вновь пробудил интерес к вестернам — одному из исконно американских жанров, зародившемуся ещё в литературе XIX века. Вероятно, многие знакомы с произведениями Майна Рида, Фенимора Купера или Джека Лондона. Некоторые заодно вспомнят, что классиком вестерна также считается немецкий писатель Карл Фридрих Май. Но в очередном выпуске нашего кинообозрения я решил сделать подборку фильмов, разрушающих романтичную эстетику классического вестерна. Причём двух главных разрушителей мифов — Серджо Леоне и Клинта Иствуда — я, пожалуй, приберегу для отдельного разговора.
      «Дикая банда» / The Wild Bunch
      реж. Сэм Пекинпа, 1969

      Данный жанровый шедевр можно описать как борьбу скорпионов с муравьями, благо фильм начинается с крупного плана именно этой битвы. С другой стороны, будет верно сказать, что речь идёт о последних романтиках Дикого Запада, при покорении которого все средства были хороши, а законов не существовало.
      По сюжету горстка грабителей сбегает в Мексику после неудачной попытки ограбления банка, которая заканчивается кровавой резнёй. Им видится, что там остался последний оплот свободы, в отличие от США, в которых государство начинает получать всё больше власти. Но Мексиканская революция показывает, что и на том берегу Рио-Гранде всё не так уж сладко, деньги не приносят счастья, а тирания существует без границ. За беглецами следует Дик Торнтон — вчера он был членом банды, а сегодня стал «охотником за головами».
      Интересно, что в последние годы имеется некий тренд, связанный с развенчиванием мифа «Дикой банды» Сэма Пекинпа. Дескать, отмечать в фильме решительно нечего, кроме монтажа с обильным использованием съёмок в рапиде и чрезмерного для своих лет насилия. Причём за второе фильм следует ругать и только ругать, но всё это больше говорит не о фильме, а о новых временах и его создателях, для которых насилие вновь стало табу, даже несмотря на то что на нём стояла и продолжает стоять человеческая природа. И почему-то никто не отмечает главного, что есть в киноленте Пекинпа, — эстетики уходящего времени, свидетелем которого выступает зритель. Что было — прошло и никогда не повторится. И главными очевидцами этой жесткой истории на протяжении всего повествования становятся дети, которые никогда не будут жить в таких условиях и по таким принципам, как их родители. Но именно они создадут миф о Диком Западе — таком, каким он казался им.
      «Маленький большой человек» / Little Big Man
      реж. Артур Пенн, 1970

      Знаешь, сынок, нельзя убить всех белых. В мире неиссякаемый запас белых и ограниченное число людей. 
      Довольно смешной и одновременно жутко реалистичный вестерн от режиссёра «Бонни и Клайда» Артура Пенна ведёт рассказ от лица 121-летнего старика, повествующего о своей жизни более чем вековой давности. Рассказывает старик с иронией, с юмором, вспоминая события тех далёких дней, когда армия генерала Кастера жестоко вырезала всех индейцев. Сам он был и на той, и на другой стороне в зависимости от ситуации. Его семью зверски убили индейцы, но при этом он вырос в племени шайеннов. С юности же, под страхом смерти, снова признал себя европейцем. Так начались весёлые приключения главного героя, который за свою жизнь успел побывать и армейским воякой, и профессиональным стрелком, и продавцом, и кем только не. У него было много жён (в какой-то момент целых пять одновременно). Сам же он всего лишь пытался выжить, ловко подстраиваясь под меняющиеся условия. Настоящий человек-хамелеон, человек-американец. 
      Но под маской юмора скрывается сама жизнь с её жестокой резнёй, уничтожившей не только коренное население Америки, но и человечность в душах многих поколений американцев. Ведь Дикий Запад — это не только приключения со стрельбой, но и реальная история покорения Америки, в которой не было места веселью и приключениям. И здесь даже жена священника — убеждённая пуританка — может снизойти до работы в публичном доме, а, казалось бы, благородные солдаты без зазрений совести готовы убивать хоть младенцев. И только старик Джек Крэбб, потрясающе сыгранный Дастином Хоффманом (кстати, поставившим своеобразный рекорд, сыграв одного и того же персонажа в промежутке от 16 лет до 121 года), может с едкой иронией и чёрным юмором оценить эпохальные события тех лет.
      «Джанго освобождённый» / Django Unchained
      реж. Квентин Тарантино, 2012

      Квентин Тарантино после двух в целом хороших, но всё же неудачных для самого себя фильмов «Доказательство смерти» (он же «Смертестойкий») и «Бесславные ублюдки» (он же «Безславные ублютки») снова начал возвращаться в форму. Хотя поначалу «Джанго освобождённый» может смутить и даже разочаровать, ведь первые часа полтора действие, мягко говоря, разворачивается неровно и очень уж сильно напоминает худшие моменты «Бесславных ублюдков». Пример — плоская шутка про Ку-клукс-клан, которая вообще должна была смело пойти под монтажный нож, оставив после себя только налёт под Верди. Да и вообще за исключением яркого эпизода с отмщением братьям Бриттл и истории о Брумхильде и её Зигфриде, являющихся ключами к основной части повествования, всё это никому не нужно и малоинтересно. Но стоит героям перейти во владения, символично названные «Кэндилендом», как фильм резко преображается, уступая место типично тарантиновскому ходу с противодействием чуть ли не высшим силам.
      И тут уже становится вовсе не случайной дата «за два года до Гражданской войны». Это важный элемент, раскрывающий события с точки зрения уничтожения постыдных страниц американской истории назло самому факту их существования. И новоявленный Джанго Фримен, спасающий свою Брумхильду, воспринимается уже как легендарный герой «Песни о Нибелунгах», бросивший вызов верховному богу, чтобы уничтожить и чёрного дракона Фафнира, и гору, на которой заключена его возлюбленная, красота которой достойна того, чтобы не бояться ничего и двигаться к цели, несмотря на препятствия, воздвигаемые самой судьбой.
      При этом главным врагом становится то, что люди прозвали «покорностью». Не зря именно этому аспекту уделено очень много внимания в речах Кэлвина Кэнди, который упорно доказывает, что есть некий «ген покорности», дарованный только неграм. Суть в том, что абсолютно все персонажи покорились своей судьбе и отказываются что-либо предпринять, все стали слугами друг для друга. Но только истинный освободившийся от этого Рока способен сворачивать горы во имя Любви. Даже режиссёр будет сметён с его пути. И им может быть только тот, у которого отняли всё. Чернокожий раб или индеец (фильм неожиданно перекликается с коммерчески провальным блокбастером «Одинокий рейнджер», который также очень понравился Тарантино), не важно. «Кэндиленд» должен быть уничтожен.
      «Одинокий рейнджер» / The Lone Ranger
      реж. Гор Вербински, 2013

      Собственно, если бы не рекомендации Тарантино, я бы точно не стал смотреть «Одинокого рейнджера». Фильм пролетел в прокате как фанера над Парижем и, разгромленный англоязычной критикой (сей факт даже вызвал гнев студийных боссов, обвинивших кинокритиков в провале!), уже не вызывал никакого интереса, пока не всплыл в промежуточном топе лучших фильмов 2013 года по версии Тарантино. Этот режиссёр, конечно, частенько любит хвалить полнейшую ерунду, но в случае с «Одиноким рейнджером» всё оказалось не так уж плохо.
      Вторая попытка Гора Вербински вписать Джонни Деппа в вестерн, может, и слабее анимационного «Ранго», но неожиданно, несмотря на производство студии Disney, весьма любопытна с точки зрения демифологизации исконно американского жанра. Вербински устами безумного индейца переиначивает историю Дикого Запада в пользу краснокожих и обычного клерка, который, умерев, стал бессмертным героем. Нетрудно усмотреть в этом оммаж «Мертвецу» Джима Джармуша, хотя погони на паровозах и никогда не улыбающийся индеец Тонто, скорее, намекают на «Паровоз „Генерал“» Бастера Китона. Но суть не в этом, а в том, что главным антигероем становится, собственно, «будущее Америки». «Юнион Пасифик», соединивший два побережья, должен быть разрушен как пример бездушного капитала, уничтожившего девственный мир Запада, а паровоз с названием «Конституция» должен поехать вспять, чтобы отменить тот неравноценный обмен, который Америка совершила по детской наивности.
      Хотя 2,5 часа хронометража — это перебор, и Вербински просто не сдюжил выдержать ритм повествования, данный весьма эклектичный по духу, не лишённый откровенных переборов в натужности шуток (что иногда контрастирует с некоторыми излишне интеллектуальными юморесками, понятными только внимательным и насмотренным зрителям) фильм всё же весьма любопытен чисто кинематографически. Уж точно нельзя не отметить декорации, костюмы и те самые паровозы, а трюки вообще исполнены каскадёрами, что в эпоху победившей компьютеризации кажется приветом из прошлого. Не говоря уж про неожиданно обильное насилие, пусть комиксовое и без единой капли крови, которой сильно не хватает, ведь это жанровое кино в чисто тарантиновском или родригесовском духе. 
      «Омерзительная восьмёрка» / The Hateful Eight
      реж. Квентин Тарантино, 2015

      В горах Вайоминга пытаются укрыться от снежной бури охотники за головами майор Маркиз Уоррен (Сэмюэл Л. Джексон) и Джон «Вешатель» Рут (Курт Рассел), шериф городка Ред Рок Крис Мэнникс (Уолтон Гоггинс), их кучер Оу Би (Джеймс Б. Паркс) и пленённая бандитка Дэйзи Домергю (Дженнифер Джейсон Ли). Они находят приют в «Галантерее Минни», где так же пережидают морозную зимнюю ночь ещё несколько странников: ковбой Джо Гейдж (Майкл Мэдсен), палач Освальдо Мобрэй (Тим Рот), генерал Сэнди Смизэрс (Брюс Дерн) и мексиканец Боб (Демиан Бишир). Правда, складывается впечатление, что не все из них те, за кого себя выдают.
      Стоит предупредить, что написать о такой картине, как «Омерзительная восьмёрка», без спойлеров не получится. Потому проще самому ознакомиться с лентой перед чтением. 
      Восьмой с половиной фильм Квентина Тарантино (не забудем недоснятый и почти не сохранившийся ранний киноопыт «День рождения моего лучшего друга»), конечно, не удивляет. Опытный мастер, шокировавший зрителей в 1994 году беспрецедентным шедевром абсолютного, тотального кино — «Криминальным чтивом», не видит нужды изобретать велосипед, для того чтобы доказать всем, что «Чтиво» не было случайностью. Он давно это сделал, сняв свой второй шедевр — синефильский эпос «Убить Билла». С другой стороны, он немного пробуксовал в XXI веке, сняв неудачный для себя (!) фильм «Бесславные ублюдки», в котором так и не было найдено гармонии между пародийной комедией и серьёзной военной драмой. Последовавший за ним «Джанго освобождённый», с одной стороны, находил выход из определённого творческого тупика, а с другой, смущал своей первой половиной: она была совершенно ненужной для истории Джанго-Зигфрида и освобождения его возлюбленной Брумхильды. А вот в «Омерзительной восьмёрке», своеобразном тарантиновском парафразе знаменитого фильма Джона Стёрджеса, кажется, найден тот самый баланс. Несмотря на кажущиеся внушительными 3 часа хронометража (в 70-мм версии картины все 3,5!), они пролетают незаметно. 
      Да, многие по-прежнему могут упрекнуть американского мастера в его увлечении киноцитатами, эффектным саундтреком, уловками с экранным временем, смешением жанров, комедийными эпизодами (к счастью, без откровенной пародии). Но кто мы такие, чтобы отказывать человеку в праве быть самим собой? Одно дело бесчисленные подражатели, и совсем другое — сам отец-основатель, поп-философ из видеопроката. Интересно, а кто-нибудь сравнивал Тарантино с другим киноманом и философом постмодернистско-марксистского направления Славоем Жижеком, чья тяга к простонародному выражению собственных мыслей часто оборачивается против него? Ведь всем приятно думать, что философы — это такие серьёзные мужи, озабоченные думами о Великом и Прекрасном, не способные оценить простые радости плебса. 
      В «Омерзительной восьмёрке», с одной стороны, есть абсолютная цельность, поддерживаемая триединством места, времени и действия. Потому тяжело объяснить весь фильм, не выдав несколько тузов, предъявляемых его автором по ходу повествования, напряжение коего усиливается с каждым кадром. Хотя подлинный нерв фильма ощущается уже на начальных титрах. Безмятежная природа. Вороньё срывается с места. Снег ослепляет. Вроде бы ничто не предвещает беды, но тревожная музыка Эннио Морриконе и очень длинный план (особенно для Голливуда) запорошенного снегом придорожного распятия, да ещё снятый в рапиде придают фильму невыясненную мистическую интонацию. Тревога разливается по всему пространству широкого кадра. Неужто жертва Христа за все грехи рода человеческого оказалась напрасной? 
      Вот и в последнем дилижансе, следующем к Ред Рок, готовы сцепиться в смертном бою два ветерана Гражданской войны: чернокожий северянин Уоррен и южанин Мэнникс. Пушки давно отгрохотали. Судя по виду героев, война закончилась 20 лет тому назад. Но фанатичная преданность тем идеалам, за которые умирали, а главное, убивали своих врагов, никуда не исчезла. Северянин до сих пор лелеет обиду за годы рабства и угнетения его народа; южанин не может перенести горечь безоговорочной капитуляции, в которой не было места ни компромиссу, ни праву проиграть с гордо поднятой головой. И хоть теперь они граждане единой страны Свободы, каждый из них готов отказать в свободе своему оппоненту. 
      Если кажется, что Тарантино решил пересмотреть итоги Гражданской войны, то это ошибочное суждение. Речь идёт о мире современном — и не только американском. Неслучайно режиссёр ещё после выхода «Джанго» часто говорил в интервью, что кино всегда несло на себе политический отпечаток эпохи, а жанр вестерна в силу его откровенной условности с кольтами и широкополыми шляпами даже в большей степени. Вестерны 30-х — 40-х годов были социалистическими по уклону в соответствии с «новым курсом» Франклина Делано Рузвельта, в 50-е настала эпоха «охоты на ведьм» и «красной угрозы», в 60-е пришёл ревизионизм, в котором главными творцами стали учителя самого Тарантино Сэм Пекинпа и Серджо Леоне, в 70-е вестерны пытались отразить новую свободную независимую Америку, ну а 80-е, безусловно, отметились рейгановским неоконсерватизмом, а также ответом на его разрушительную политику неограниченного капитализма.
      И Тарантино внушает ужас мир после кризиса 2008 года. Кризиса, который всё никак не окончится, а только продолжает обрастать всё новыми политическими, идеологическими, экономическими проблемами. И этот снежный ком рано или поздно превратится в жуткую метель, убивающую одним своим холодным дуновением. Это то самое «Нечто» из фильма Джона Карпентера (благо частично так называемая оригинальная музыка Морриконе основана на неиспользованных партитурах к этому культовому фильму мастера жанрового кинематографа), которое может скрываться в каждом из нас. Даже в тех людях, которые вчера казались друзьями.
      Вообще, в лентах американского постановщика часто детали зарыты в выборе композиций. И интересной тут является мелодия Морриконе из фильма «Изгоняющий дьявола 2: Еретик». Не получивший признания критиков и зрителей фильм Джона Бурмена был весьма неглуп. Истинный дьявол там скрывался в подсознании человека, в его травмах, фобиях, тайных желаниях, нереализованных замыслах, что делало фильм полной противоположностью чисто мистического хоррора Уильяма Фридкина. И подлинный ужас раскрывался не тогда, когда в тело безбожника вселялся бес, а тогда, когда человек смотрел широко открытыми глазами на правду о самом себе. При этом «Еретик» отлично вписывается в целый ряд лент Бурмена о невозможности человека победить собственную природу, сочетающую в себе животные жестокость и естество с губительной рефлексией, заставляющей человечество вечно топтаться в круге заблуждений, искушений, сомнений и страха перед тем, что может никогда не случиться.
      Почти всё то же самое можно отнести и к «Омерзительной восьмёрке». Разве что образ внутренних страхов, подлинных мерзавцев и тварей, которые живут внутри каждого человека, здесь представлен в лице четырёх пассажиров — а на деле, четырёх всадников Апокалипсиса, медленно, но беспощадно несущих смерть всему роду человеческому. И их беспощадность обезоруживает любого. Ничего святого. Всё ради денег, власти, гордыни. И всем, кому даже во имя благих намерений суждено попасть в узы этих соблазнов, неминуемо грозит смерть. Впервые жестокость в фильме Тарантино носит отпугивающе-назидательный характер.
      Ведьма войны уже бродит среди нас в ожидании её вестников бури. Она поначалу может показаться такой же, как и все мы. Возможно, она неприятна на вид, но вроде бы так же ест, спит, мечтает, как и все остальные. Однако даже в самом отъявленном негодяе скрывается человек, а в ней нет ничего, кроме лицемерия и тотального Зла. Она истинное орудие Дьявола, которое готово рассорить даже братьев (а ведь все люди братья?). Потому надо повесить её, а с ней и символичный топор войны. Раскурить трубку мира. И помириться на смертном одре со своим главным врагом — собственной Тенью. Тяжело сдержать слёзы на одухотворяющем, примиренческом финале «Омерзительной восьмёрки». Даже несмотря на обилие шуточек, часто ниже пояса, кроваво-синефильских эффектов и игры на тонкой грани дозволенного, сентиментальное чтение «фальшивого» письма Авраама Линкольна звучит как надежда Тарантино на то, что люди найдут в себе силы, находясь на самой грани очередного витка самоуничтожения, пойти навстречу друг другу. И «фейковость» этого письма только подчёркивает важность мифологии в сравнении с суровой правдой. Ложь во спасение. И кинематограф, как мифология Новейшего времени, отличная возможность предостеречь мир в преддверии его заката.

    • Автор: Outcaster

      К выходу всеми ожидаемой последней части трилогии о становлении Лары Крофт, но не последней игры об этой версии популярной героини, самое время вспомнить несколько фильмов в тему «Расхитительницы гробниц». Причём хочется вспомнить как приключенческие картины, так и фильмы о выживании в условиях дикой природы. Благо последний элемент играет важную роль в перезапуске 2013 года.
      К выходу всеми ожидаемой последней части трилогии о становлении Лары Крофт, но не последней игры об этой версии популярной героини, самое время вспомнить несколько фильмов в тему «Расхитительницы гробниц». Причём хочется вспомнить как приключенческие картины, так и фильмы о выживании в условиях дикой природы. Благо последний элемент играет важную роль в перезапуске 2013 года.
      Tomb Raider: Лара Крофт / Tomb Raider
      реж. Роар Утхауг, 2018

      Начать стоит с экранизации Tomb Raider 2013 года, которая прокатилась в кинотеатрах в начале этого года. Он оказался чуть повеселее, чем сиквел фильма с Анджелиной Джоли. И на том спасибо. Хотя во многом фильм пострадал от малого бюджета. Тяжело снять приключенческий боевик, состоящий почти полностью из крупных планов актёров. Честно говоря, не очень понятно, зачем вообще снимался этот почти покадровый киноремейк игры 2013 года. Только лишившись элементов survival horror, которые пусть и в малых дозах присутствовали в игре, данная история лишилась собственно «мяса». Подростковая и откровенно наивная история рассыпается на глазах. И не спасает даже неплохо вписавшая в кадр Алисия Викандер. А ведь именно она была для многих предметом споров перед выходом картины. С другой стороны, разочаровал характерный актёр Уолтон Гоггинс, на этот раз сыгравший без искры. Очередная неудачная экранизация видеоигры.
      Сокровище нации / National Treasure
      реж. Джон Тёртлтауб, 2004

      Конечно, данный фильм Джона Тёртлтауба легко можно назвать вариацией на и без того постмодернистскую серию похождений Индианы Джонса от Стивена Спилберга. Благо режиссёрские приёмы активно заимствуются в «Сокровище нации». Но эта картина всё равно умудряется сохранить авантюристскую интонацию, даже рассказывая о том, что США основаны масонами-тамплиерами, которые скрыли от всех в череде символов главное сокровище в истории человечества. Интересно, что фильм легко мог бы получить продолжение или ремейк в России, под названием «Золото партии», которое годами ищут журналисты всевозможных «жёлтых» изданий.
      К слову, вторая серия приключений Бена Франклина Гейтса (Николас Кейдж) оказалась ничуть не хуже первой, благо студия сохранила почти всю съёмочную группу оригинала. Разве что теперь весь сыр-бор не вокруг национального предательства, которое послужило началом государства, а вокруг таинственных конспирологических теорий, которые связывают убийство Авраама Линкольна с таинственным индейским «Золотым городом». Странно, но, кажется, по-настоящему оценили фильм только в России, если судить по сборам и оценкам. А жаль, ведь у авторов явно был запал и на третью часть.
      Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа / Indiana Jones and the Kingdom of the Crystal Skull
      реж. Стивен Спилберг, 2008

      Странно, что последний фильм о похождениях Индианы Джонса подвергся такой сильной критике. В целом, лента неплоха. Особенно удивила серьёзная критика в адрес карикатурных агентов КГБ. Как будто все забыли постмодернистское прошлое серии. Вот и советские агенты, изъясняющиеся исключительно на ломаном русском, под предводительством одиозной и внешне экстравагантной учёной — скорее, дань кино эпохи 50-х гг. Как и уличный [censored]ган в исполнении Шайи ЛаБафа, явно отсылающего к таким фильмам, как «Дикарь» и «Бунтарь без идеала».
      Не обошлось и без интересно придуманных эпизодов, в которых чувствуется фирменный почерк Стивена Спилберга. Ведь даже в его не самых удачных картинах всегда находится место одной-двум сценам виртуозной режиссуры. В данном случае, лучшими эпизодами стоит признать сцены побега из «Атомик Кафе» и спасения в холодильнике от ядерного взрыва, в которых авторская фантазия удачно встретилась с иронией.
      Но не всё так гладко. Изобилие компьютерной графики и нехватка постановочных трюков, которыми прославились предыдущие фильмы сериала, не самое удачное решение. Из-за попыток оператора Януша Каминского стилизовать изображение под стилистику прошлого все эффекты становятся слишком заметными и оттого не натуральными. И не понятно, что помешало снять фильм в фирменном стиле выдающегося оператора. Уверен, картина от этого только выиграла бы.
      Агирре, гнев божий / Aguirre, der Zorn Gottes
      реж. Вернер Херцог, 1972

      В основу сюжета положена реальная история поиска Эльдорадо испанскими конкистадорами и бунта, устроенного во время этих поисков Лопе де Агирре. Но Вернер Херцог превращает эту скорее политико-историческую историю в отражение человеческих душ, которая обретает поистине экзистенциальный оттенок. А сами джунгли — сюрреалистичный вид самой обреченности, простирающейся в бесконечность и несущей только смерть тем, кто хочет проникнуть в них. Движение вверх по реке ведёт только в самую глубину «сердца тьмы». Подлинный шедевр, выходящий за рамки приключенческого кинематографа.
      Выживший / The Revenant
      реж. Алехандро Гонсалес Иньярриту, 2015

      Хью Гласс (Леонардо ДиКаприо) — охотник за пушниной в Америке начала XIX века. Времена суровые, цивилизация ещё не уничтожила природу и коренное население этих территорий. Хью — один из тех, кто решил исправить данное упущение. Во время одного из походов он получает серьёзное ранение в схватке с медведицей. Его напарник Джон Фитцджеральд (Том Харди), как истинный бизнесмен, решает бросить его умирать, присвоив себе его долю добычи. Но на его пути встают сын Гласса Хоук, или Ястреб (Форрест Гудлак), и руководитель экспедиции капитан Эндрю Хенри (Донал Глисон). Первого он убивает, второго обманывает. Но он не догадывается о том, что Хью Гласс выполз из могилы, в которую его закопал Фитцджеральд.
      Сам проект фильма по историко-биографическому роману Майкла Панке был запущен ещё в 2001 году, когда режиссёром значился кореец Пак Чхан-Ук, а в главной роли был заявлен Сэмюэл Л. Джексон. И это было бы даже интересно посмотреть, но судьба распорядилась так, что «Выживший» стал очередным голливудским долгостроем. За это время в кандидатах на режиссёрское кресло побывали француз Жан-Франсуа Рише (ремейк «Нападения на 13-й участок») и австралиец Джон Хиллкуот («Дорога»). Но в рекордные сроки, всего лишь за одну студёную зиму 2015 года, фильм снял Алехандро Гонсалес Иньярриту.
      Сразу после окончания съёмок мир облетели новости о безмерных страданиях главной звезды картины — Леонардо ДиКаприо. Он замерзал в снегах, ползал в грязи, купался в ледяной реке, ел сырую рыбу и не менее сырую печень, блевал, спал внутри лошадиного чрева. Ряд невнимательных зрителей даже решили, что бедную «звезду» в кадре насиловал медведь. Хотя это всего лишь у кого-то разыгралась фантазия. В общем, впору было бы назвать картину «Страсти ДиКаприо». Не уверен, правда, что этот опыт можно назвать актёрской игрой, тем более достойной наград.
      Страдания актёра иногда, кажется, ощущаешь на собственной коже. Благо в российских условиях можно мысленно прочувствовать, что такое в мороз идти по сугробам к дому. Вообще картина воспринимается как новомодный «сурвайвл-аттракцион», в духе недавней «Гравитации». Хотя отдельные зрители пытаются сравнивать с произведениями Джека Лондона, но, даже имея внешнюю приключенческую схожесть, в данном фильме вообще никак не представлен социальный портрет этих людей, а для Лондона это всегда было важно.
      Нельзя забыть о том, что режиссёром значится Алехандро Гонсалес Иньярриту. О нём напоминает не только операторская работа Эммануэля Любецки (в которой он всё же перемудрил с использованием «рыбьего глаза» в качестве основного объектива), но и тематика картины. Во всей непродолжительной фильмографии мексиканского режиссёра доминирует тематика смерти и её присутствия в окружающем мире. Но если в трилогии «Сука-любовь» — «21 грамм» — «Вавилон» речь шла о её внезапности и естественности, в «Бьютифул» — о её необратимости, а в «Бёрдмэне» смерть физическая была срифмована со смертью творческой, потерей вдохновения, со смертью артиста, то «Выживший» всё же посвящен человеку, который обманул смерть. Хью Гласс был разодран медведем, задушен, отравлен, в буквальном смысле похоронен, но не умер духовно, а значит — выжил. Физика смерти лишилась для него значения, ведь «дух веет, где хочет». И обидно, что в этой истории «живого мертвеца», несущего возмездие, режиссёру не хватило смелости представить всё как события, имевшие гипотетическое или даже мистическое объяснение.
      И я оставлю за скобками «Хищника», воспоминания о котором навевали первые трейлеры. Для рассказа о нём есть более интересный повод.



Zone of Games © 2003–2018 | Реклама на сайте.

Система Orphus

×