Перейти к содержимому
Zone of Games Forum
Outcaster

[Игры года ’17] Подробные итоги от Рамиля Сабырова

Рекомендованные сообщения

Понравилась подача материала. #пишиещё

С Prey, кстати, такая же беда. Всё никак времени не найду на него. :confused:

  • Лайк (+1) 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
58 минут назад, Outcaster сказал:

Да и сильно разочаровала The Evil Within 2, которая имеет сумасшедшие рейтинги, но оказалась во всём хуже оригинала. А вот оригинал в своё время разгромили, хотя я бы назвал его одним из лучших сурвайвал-хорроров из когда-либо созданных.

Браво. Жму руку.

  • Лайк (+1) 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Хорошо написано, интересно, современно, от души. Впервые вижу обзорный текст, у которого хочется поучиться. Спасибо.

  • Лайк (+1) 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Wat? Какие сумасшедшие рейтинги у EW2? Новости из параллельной вселенной? Или 76 теперь стала "сумасшедшим" рейтингом?

Да и назвать игрой года "игру" без геймплея на два часа это такое себе. С другой стороны автор хочет быть нитакойкакфсе, тоже хорошая цель. Лет в 15.

Изменено пользователем True4k
  • Печальный (0) 1
  • +1 1
  • -1 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Великолепная статья, информативностью в год. Готов поспорить, что человек пролежав 2017 г. в коме, после прочтения вашей статьи наверстает упущенное. Огромное спасибо, за уделенное время статье Outcaster`у, подписка и +rep!

  • Лайк (+1) 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Пять человек подвели итоги года и нигде не упомянут великолепный Pyre. Ну как так то?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
26 минут назад, unit_sw сказал:

Пять человек подвели итоги года и нигде не упомянут великолепный Pyre. Ну как так то?

Pyre хорош, но, к сожалению, студия Supergiant так и не может достичь уровня Bastion. Такое ощущение, что они взяли из Bastion худшее и построили вокруг этого следующие свои игры. Я прошёл Pyre с удовольствием, мне понравилась история и персонажи, но геймплей, к сожалению, не зацепил и был больше помехой.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Pyre  и Финчи то, что надо - концентрация удовольствия в чистом виде. Серия итогов отличная задумка и реализация.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

До Pyre руки не дошли. К сожалению, в сутках 24 часа)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
4 часа назад, True4k сказал:

Wat? Какие сумасшедшие рейтинги у EW2? Новости из параллельной вселенной? Или 76 теперь стала "сумасшедшим" рейтингом?

Да и назвать игрой года "игру" без геймплея на два часа это такое себе. С другой стороны автор хочет быть нитакойкакфсе, тоже хорошая цель. Лет в 15.

Полностью согласен с комментатором

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Только что, AndrOFF сказал:

Полностью согласен с комментатором

Комментатор, очевидно, не в курсе, что это авторские "Итоги года" и они не обязаны совпадать с мнением большинства. В конце концов, для кого-то и последняя Persona игра года.:D

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
12 минут назад, ealeshin сказал:

Комментатор, очевидно, не в курсе, что это авторские "Итоги года" и они не обязаны совпадать с мнением большинства. В конце концов, для кого-то и последняя Persona игра года.:D

Для меня например)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Только что, L34ars сказал:

Для меня например)

Ну ок, есть лишние 150-200 часов - играй на здоровье. А автор писал, что на многое времени не хватило.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас


  • Похожие публикации

    • Автор: Outcaster
      В мире видеоигр иногда звёзды складываются так, что в течение 365 дней выходит какое-то безумное количество прорывных проектов. Впоследствии об этих годах люди вспоминают с ностальгией. Мол, было же время. 1991-й, 1998-й, 2004-й, 2007-й... Да, 2007 год запомнился не только повальным увлечением отечественных (и не только) подростков альтернативными музыкальными направлениями, но и целым валом интересных игр. Многие из них оставили свой след в сердцах геймеров. Отчасти этот видеоигровой прорыв был обусловлен тем, что именно в 2007 году разработчики стали массово выпускать первые проекты, по-настоящему использовавшие возможности некстген-платформ. Сейчас, спустя 10 лет, самое время вернуться в тот роковой год, когда многое изменилось навсегда. Это будет мой персональный топ лучших игр года, но для начала кратко пробежимся по тогдашним важным релизам, которые не так сильно меня впечатлили. Просто о них нельзя молчать.
      В 2007 году вышли хитовые Halo 3, Forza Motorsport 2, Colin McRae’s DiRT, Peggle, Unreal Tournament III, Command & Conquer 3: Tiberium Wars, SEGA Rally, Guitar Hero III, Supreme Commander, The Darkness, Super Mario Galaxy, Overlord, God of War II, Okami, Rock Band, Crackdown, World in Conflict, Kane & Lynch: Dead Men, Clive Barker’s Jericho, TimeShift, Uncharted: Drake’s Fortune, Aquaria, а также были сделаны первые робкие шаги на ниве ремейков и ремастеров: Tomb Raider: Anniversary и Resident Evil 4: Wii Edition. Далее речь пойдёт о лучших играх года.
      12. Sam & Max: Season OneСтив Пёрселл, Telltale Games

      Это был не первый опыт студии в создании эпизодических игр, но именно с Sam & Max началась история успеха. Пригласив автора оригинальных игр для LucasArts Стива Пёрселла, удалось сохранить стилистику оригинала. А эпизодичность с использованием одних и тех декораций позволила представить всё как сатирический ситком. Второй сезон, к сожалению, потерял в юморе, зато третий достоин ознакомления. Но важно не столько качество Sam & Max, сколько доказательство финансовой успешности эпизодических игр. После эпизодов к Half-Life 2 многие весьма скептично отнеслись к этому, ведь там студия не соблюдала собственные дедлайны, что при сериалоподобном подходе уничтожало весь смысл затеи. Однако более ответственные ребята из Telltale реабилитировали подход в глазах индустрии.
      11. Puzzle Quest: Challenge of the WarlordsСтив Фоукнер, Infinite Interactive

      Все любят логические игры. Тяжело найти тех, кто их не любит. Многие любят ролевые игры. А что если оба жанра объединить в одной игре? Именно об этом подумали разработчики Puzzle Quest — и стали создателями целого поджанра, в котором сюжетные истории накладывались на механику той или иной логической игры. Причём подобная «боевая» система позволила добавить дополнительную глубину в поединки. Из интересного: не все знают, что эта казуальная игра была разработана студией, подарившей миру один из главных варгеймов в истории индустрии — Warlords. Более того, все события Puzzle Quest происходили в той же вселенной.
      10. Call of Duty 4: Modern WarfareДжейсон Уэст, Infinity Ward

      Вторая мировая всем надоела. Люди ныли на форумах о том, что этот сеттинг уже в печёнках сидит. И тогда студия Infinity Ward сделала финт ушами, превратив и без того популярную серию в настоящий феномен. Выйдя через неделю после Halo 3, игра сумела затмить эксклюзив Xbox 360. Все забыли о Мастере Чифе и говорили только о COD, который почти тут же стал системселлером консоли от Microsoft. Спасибо сервису Xbox Live.
      9. CrysisДжеват Йерли, Crytek

      «Потянет ли Crysis?» — этим вопросом задавались не только любители PC-гейминга и покупатели в магазинах, но и производители «железа». Несколько лет презентация крупных вендоров сопровождалась именно данной фразой. Если продажами игры в первый месяц многие были разочарованы, то к лету 2008 года Джеват Йерли сообщил, что было реализовано 1,5 млн её копий. А к концу года речь уже шла о трёхмиллионном тираже. Игра не просто хорошо продавалась, она стала двигателем продаж «железа». Люди не просто покупали новые процессоры и видеокарты, а в первую очередь докупали к ним копию игры от Crytek.
      8. S.T.A.L.K.E.R.: Shadow of ChernobylАнтон Большаков, GSC Game World

      Игра, ставшая феноменом на постсоветском пространстве. Настоящий immersive sim в декорациях чернобыльской зоны. «Сарафан» у игры был такой, что в момент выхода о ней почти никто не говорил на Западе, зато сегодня она не вылезает из заграничных топов лучших PC-игр. Хотя в России и странах бывшего СССР о творении GSC Game World знали чуть ли не за 5 лет до релиза. Вязкая атмосфера запустения, которую можно было черпать ложками, окупала любые технические проблемы или невыполненные обещания разработчиков.
      7. The WitcherЯцек Бжезинский, CD Projekt RED

      Возможно, главная RPG последних лет началась именно в том самом 2007 году. Небольшая студия решила бросить вызов титанам индустрии и сотворить ролевую игру своей мечты. Амбиции были такими, что после одной из ранних демонстраций BioWare сжалилась над дебютантами и подарила им свой движок Aurora Engine (на нём ворочались Star Wars: Knights of the Old Republic, Neverwinter Nights и Jade Empire). Первый блин получился с комьями, но о них быстро забываешь. Да, оптимизация при таком движке оставляла желать лучшего, баги и вылеты случались на каждом шагу, схема управления больше напоминала изобретение велосипеда — но всё это меркло на фоне любовно выписанной игровой вселенной. Однозначно, оригинальный The Witcher — наиболее близкая к тексту и духу произведений Анджея Сапковского игра. Она запоминалась надолго.
      6. Penumbra: OvertureТомас Грип, Frictional Games

      В первый день года — 1 января 2007-го — в шведском Хельсинборге была основана студия Frictional Games. Событие не заметил никто, кроме двух человек: Томаса Грипа и Йенса Нильссона (на тот момент они были единственными сотрудниками студии). Оба тогда не имели никаких серьёзных познаний об игровой индустрии. Хотя Грип под лейблом GripDesign выпустил несколько небольших бесплатных игр: 2D-хоррор Fiend и платформер Energetic. Последний базировался на первой версии движка HPL Engine, написанного Грипом. Довольно амбициозно для человека, который никогда не был профессиональным программистом. Но главным поводом для создания студии стал благосклонный приём технодемки Penumbra, которая демонстрировала новую систему физического взаимодействия с окружающим миром. Популярность технодемки была так высока, что Грип решился превратить её в полноценную игру.
      Уже 30 марта, всего лишь через 3 месяца после основания студии, вышел первый эпизод Penumbra под названием Overture («Увертюра»). Кто тогда мог подумать, что он совершит настоящую революцию в том, что надо понимать под жанром survival horror и immersive sim? Несмотря на откровенно непрезентабельный внешний вид, плохую оптимизацию и непривычную для 2007 года систему распространения (эпизодический сериал), в игре было то, что позволяло закрыть глаза на любые шероховатости.
      Арахнофобам игра понравится
      Ещё в своём раннем игровом опыте Fiend Грип активно вдохновлялся творчеством Говарда Филлипса Лавкрафта. В Penumbra: Overture эта одержимость достигла своего пика. История игры настолько точно передавала стиль рассказов американского писателя, что её можно было легко принять за игроизацию одного из его произведений. По сюжету протагонист Филипп получил письмо от своего отца Говарда, о котором знал только то, что он бросил семью ещё до рождения Филиппа. В письме Говард предупредил сына, чтобы тот ни в коем случае не приезжал в Гренландию и не пытался там его найти. Но как говорится, «любопытство сгубило кошку». Конечно, Филипп сел на первый же рейс до Гренландии, не догадываясь, что там его ждёт кошмар наяву. Странные доисторические черви, бесформенные создания в темноте, одичавшие собаки и, возможно, его новый друг Рыжий. Загадочность места манила его, но всё кричало, чтобы он развернулся и ушёл.
      И игровая атмосфера отлично поддерживала сюжетную завязку. Тёмные пещеры и коридоры, в которых без фонарика нечего делать. Отдалённые шорохи и чавкающие звуки где-то за стеной. Светящиеся в темноте глаза собак. Боящиеся света пауки. Озаряющие полумрак свечи. И даже косорукие модели при бедном текстурировании не могли снизить эффекта.
      Атмосферный электронный эмбиент от Микко Тармия
      Разумеется, погружению в атмосферу игры сильно способствовала система взаимодействия с миром. Да, все сюжетные проблемы преодолевались традиционным для жанра способом — решением логических загадок. Но ничто не могло заменить первых ощущений от открытия двери движением мыши или подбора любого предмета на уровне. А врагов нужно было валить, размахивая киркой широкими движениями мыши. Такие незначительные мелочи вроде бы не должны были ни на что влиять, но на самом деле оказались главным элементом игры. В последующих играх от Frictional Games иммерсивность только повысилась. Уже во втором эпизоде Black Plague уровень проработки локаций, наполненных мелкими деталями, возрос, хотя игра отошла от лавкрафтовщины в сторону научной фантастики. А Amnesia: The Dark Decent и SOMA вовсе стали жанровыми эталонами.
      Освещение местами симпатичное, несмотря на слабую техническую реализацию
      Как ни странно, эта маленькая игра стала краеугольным камнем современных игровых ужасов. Механики и находки Грипа можно найти во многих современных играх, от небольших инди-проектов типа Outlast или Observer до крупнобюджетных тайтлов вроде Alien: Isolation, Resident Evil 7: Biohazard или демо P.T.. Сегодня наполненный мелочами и нюансами мир — важнейшее условие для создания успешной игры, причём не только в хоррор-жанре. Студия The Chinese Room примерно тогда же совершила прорыв со своим модом для Half-Life 2 — Dear Esther. Впоследствии она объединилась с Frictional Games для создания Amnesia: A Machine for Pigs, более бедной с точки зрения геймдизайна, но гораздо более глубокой в плане проработки окружения и сюжета. Но важнее то, что на Dear Esther навесили неудачный ярлык «симулятор ходьбы», ставший поджанром, хотя сами разработчики настаивали на том, что это «narrative-driven exploration adventure». И шведы тоже повлияли и на данное направление. К слову, третий эпизод Penumbra: Requiem оказался именно приключением с упором на сюжет и изучение локаций, в которых нельзя погибнуть.
      Сейчас Грип занят сразу двумя неанонсированными играми. Что они собой представляют, не знает никто, но есть уверенность, что планка, установленная предыдущими играми студии, не будет понижена.
      5. BioShockКен Левин, 2K Boston

      Человечество веками пытается найти идею, которая объединит всех и позволит построить идеальное общество. Часто для определения последнего используют термин «утопия», позаимствованный из одноимённого произведения английского мыслителя Томаса Мора. Конечно же, не Мор был первым, кто пытался вывести строй, полностью подчинённый обществу. Многие вспомнят Платона и его «Государство», кто-то упомянет Тору или Ветхий завет, в которых описано теократическое государство древних евреев. Хотя в XX веке жанр утопии плавно перетёк в антиутопию, основываясь на неудачных примерах современной истории. Однако и он не был в новинку: прообразами антиутопий могут быть и «Машина времени» Герберта Уэллса, и летающий остров Лапута из «Приключений Гулливера» Джонатана Свифта. Хотя принято считать, что первую антиутопию написал современник Мора Томас Гоббс в своём произведении «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского».
      Неудивительно, что и разработчики видеоигр активно пытаются обыгрывать обе эти темы. Хотя антиутопии гораздо популярнее в силу того, что в данном жанре чаще всего герой противостоит обществу, в то время как в утопиях конфликт строится вокруг того, что герой хочет встроить себя в общество, но оказывается лишним элементом, его слабым звеном. Дело не столько в том, что второе не так интересно для игрока, сколько в традиционных игровых жанрах, когда протагонист вынужден сражаться со врагами. Потому один из редчайших примеров игровых утопий — это не вписывающаяся ни в какие рамки «Мор. Утопия» от Ice-Pick Lodge.
      Бои с Большими папочками неплохо разнообразили игру
      Серия BioShock Кена Левина и вовсе основана на том, как утопия превращается в антиутопию на глазах игрока. В Infinite за основу взяты представления об идеальном американском обществе, так называемом «доме на холме», весьма популярные в XIX веке. Подробности достойны отдельного текста, потому поговорим об оригинальном BioShock. Город Рэпчур (или Восторг в официальной локализации) и его создатель Эндрю Райан явно вдохновлены объективистской философией Айн Рэнд. Это учение не получило признания в философской среде как поверхностное и противоречивое, но оказало серьёзное влияние на американские политику, экономику и общество. Явно созданный как антипод лишениям, пережитыми Алисой Розенбаум (имя Айн Рэнд до переезда в США) при военном коммунизме и ранних годах Советской России, объективизм ставит во главу угла «разумный эгоизм», свободу творчества и принцип laissez-faire (невмешательство государства). Подобные идеалы живо нашли своих поклонников, даже несмотря на то что книги Рэнд написаны ужасно скучным механистическим языком. Сегодня в США де-факто две крупные партии — Республиканская и Либертарианская — в той или иной степени взяли на вооружение именно объективизм по Рэнд. Да и в некоторых других странах он нашёл своих сторонников. Как ни удивительно, но одной из немногих стран мира, где читают книги Рэнд, стала Россия. В своё время её книги даже рекомендовали почитать Владимиру Путину.
      И хотя Левин — американец, его изображение падения города-мечты Рэпчур прекрасно ложится на критическое восприятие философии Рэнд, скорее свойственное европейским мыслителям и политикам «левых» взглядов. Рэпчур разваливается не просто из-за спущенных с поводков индивидуализма и капитализма, но и из-за явной противоречивости данной утопии. Если всем гарантирована абсолютная индивидуальная свобода, то рано или поздно свободы вступают друг с другом в такую конкуренцию, что человек переходит в состояние, которое умные люди прошлого называли «человек человеку — волк» и «война всех против всех». С точки зрения современной социологической науки, это явный регресс в государственном построении, отказ от «общественного договора» в пользу более ранней ступени развития. Именно такое состояние описал Гоббс в своём «Левиафане»: бесконечное количество прав и свобод, поощряющих человеческий эгоизм, приводят не к гармонии, а к хаосу. Гоббс видел единственным спасением создание государства — института, который отнимет часть прав и свобод для урегулирования общественного порядка и сохранения своих интересов под его контролем. Сам Гоббс при этом был сторонником абсолютной монархии, но идея «общественного договора» или «социального контракта» нашла отражения в трудах мыслителей и иных взглядов, вплоть до радикального республиканца Жан-Жака Руссо.
      Джаз и свинг от Гарри Шимана
      К слову, в BioShock отчётливо видна ирония авторов по отношению к объективизму. Одним из разрушителей города Солнца становится «левое» движение под предводительством некоего Атланта (простить официальной локализации бессмысленное имя «Атлас» решительно невозможно). Это забавно, учитывая, что Рэнд в своём знаменитом триптихе называла Атлантами именно героических капиталистов, готовых вести бизнес назло социальному государству; к слову, описаны они в этом романе очень смешно и почти сплошь состоят из голубоглазых блондинов. Но и сам Атлант оказывается очередным детищем Райана (простите, но спойлеры) — просто его тяга к личным свободе, власти и удовольствиям сильнее, чем мелочная свобода творчества других жителей Рэпчура. Он мыслит глобальнее и при этом остаётся в рамках идеологии Райана, неспособного ограничить его откровенно преступные замыслы, которые никак не противоречат либертарианским догмам.
      Важной деталью при этом является время действия. Именно на 30-е — 50-е годы пришёлся упадок классической либеральной мысли; данный кризис и навёл Рэнд на мысль. Параллельно в том же направлении двигалась Австрийская экономическая школа. Они воспринимали реальность, в которой государства при помощи введения налогов (часто прогрессивных, когда богатые платят больше всего) начинают строить социальное жильё, обеспечивать бесплатные всеобщие образование и здравоохранение, как мир, впавший в массовое помешательство. Идеи взаимопомощи, коллективизма и социальной ответственности ими воспринимались как декадентские. Так что Левин не преминул реализовать декаданс именно в стилистике ар-деко; весьма популярное направление в 30-х — 40-х годах, к концу 50-х оно стало выходить из моды, но эстетика аскетичных геометрически выверенных архитектурных форм, обильно украшенных всевозможными орнаментами, безусловно выделила BioShock на общем фоне. Хотя этот стиль распространялся не только на архитектуру, но и на живопись, промышленный дизайн, одежду и т. д. И всё это прекрасно отражено в BioShock.
      Напоследок стоит добавить, что BioShock — это immersive sim. Игрок волен играть так, как ему вздумается. Ему дан немалый арсенал возможностей, но выбор того, что конкретно будет использовать протагонист, всегда ложится на плечи игрока. Правда, в момент выхода многие обвинили BioShock в отсутствии свежих идей: дескать, клон System Shock 2 в другом сеттинге. Отчасти это верно — но много ли игр используют такой подход к геймдизайну?
      4. Mass EffectКейси Хадсон, BioWare

      Космос — последний рубеж. Человечество всегда стремилось к звёздам, таким загадочным и далёким. Начиная с античной мифологии и заканчивая продвинутой современной научной фантастикой, людей всегда интересовало, что же там на небесном своде. Неудивительно, что и в игровой индустрии появились свои игры о покорении космоса. И одной из лучших по праву считается Mass Effect.
      Всё началось с корпорации Microsoft, которой срочно нужны были эксклюзивы для её свежей платформы Xbox 360. Не придумав ничего лучше, корпорация решила повторить опыт оригинальной Xbox, когда с помощью пряников переманила на свою сторону PC-разработчиков: в начале «нулевых» это были Bethesda (The Elder Scrolls III: Morrowind), Epic Games (Unreal Championship) и BioWare (Star Wars: Knights of the Old Republic). В середине десятилетия корпорация обратилась к тем же студиям, каждая из которых имела в загашнике амбициозные проекты. The Elder Scrolls IV: Oblivion должен был стать лонч-тайтлом Xbox 360, но разработчики не успели доделать игру к нужной дате. Gears of War — долгострой со сложной судьбой, который на разных стадиях производства был и FPS, и эксклюзивом PlayStation 3, но в итоге именно студия Epic Games заставила Microsoft установить в свою консоль 512 мегабайт памяти вместо запланированных 256. Ну а на Mass Effect остановимся поподробней.
      Успех Star Wars: Knights of the Old Republic изменил не только рынок консольных RPG, ранее оккупированный всевозможными японскими аниме-поделиями, но и сам жанр. Если прежде RPG были развлечением для горстки энтузиастов, то после этой игры жанр стал одним из столпов крупнобюджетных AAA-проектов. Оказалось, что если немного упростить боевую и ролевую системы, смазать всё красивой кинематографичной графикой, дополнить хорошей озвучкой со щепоткой лоска известного бренда, то даже RPG могут стать блокбастерами. Неудивительно, что Microsoft обратилась именно к BioWare для повторения успеха. Тем более что помимо KotOR компания успела прославить оригинальную «Икс-коробку» экшен-RPG Jade Empire.
      Причём над Mass Effect работала не просто та же самая студия, но и та же самая команда, что была ответственна за KotOR: творческий руководитель Кейси Хадсон, сценарист Дрю Карпишин, главный программист Дэвид Фолкнер. Закономерно, что многие элементы в этих играх оказались схожи. И дело не только в космической тематике, но и в основном стержне игры, когда игрок проходил этап сбора ретрансляторов (галактических карт в Star Wars), чтобы раскрыть одну из загадок Вселенной. Однако сколько бы ни было сходств, отличий тоже хватало.
      Ретро-электроника с атмосферой 80-х от Джека Уолла и Сэма Юлика
      Главное — возросший в разы уровень текстов: на смену порой излишне утилитарным диалогам KotOR пришли живые переговоры Mass Effect. Персонажи действительно обменивались фразами и создавали иллюзию жизни. А основным достижением стала новая диалоговая система, когда игрок выбирал не из чётко заданных фраз, а из парафразов, которые только задавали интонацию ответа, но не сам ответ. Хадсон объяснял это тем, что в реальной жизни мы произносим вовсе не то, о чём думаем, ведя диалог интуитивно. Также подобная система предзаписанных диалогов объяснялась тем, что на сей раз игрок не использовал свой аватар, а играл за уже сложившегося персонажа со своими взглядами на мир. Да, Шепард вообще не разбирался в межпланетной политике и расовом разнообразии, чем объяснялся его интерес к определённым вопросам; но всё, что касалось его личности, задавалось при выборе одной из трёх предысторий, которым должен был следовать и игрок по эту сторону экрана.
      К слову, об истории и персонажах. BioWare и прежде славилась созданием интересных образов, но здесь она подняла планку ещё выше. Почти каждый член экипажа оказывался личностью, со своими плюсами и минусами, со скелетами в шкафу и тараканами в голове. Расистка Эшли Уильямс, наивная Лиарра Т’Сони, загадочная Тали’Зора, не доверявший никому Гаррус Вакариан, прирождённый военный лидер Урднот Рекс, шутник Джокер. Все эти персонажи запоминались надолго, а в сиквелах почти каждый из них получил развитие, основанное на событиях оригинальной игры. Разве что Кайден Аленко был безликим и слишком идеальным, что предопределило выбор многих во время битвы на Вермайре. Даже типичный спаситель галактики капитан Шепард и типичный злодейский злодей Сарен оказывались не такими плоскими, какими они выглядели на скриншотах. А уж первая встреча со Стражем и вовсе давно вписана в анналы научной фантастики.
      Вермайр — краеугольный эпизод игры
      Да и сам мир получился на редкость проработанным. Сторонние миссии часто рассказывали истории гораздо интереснее основного сюжета. Чего только стоил квест на Луне, заканчивавшийся уничтожением Шепардом ИИ. Но вместо финала на экране просто всплывали нули и единицы, которые вводили в ступор. И это финал? Каково же было удивление тому, что если расшифровать увиденный бинарный код, то оказывалось, что ИИ перед смертью просил о помощи, а сам квест получил продолжение в сиквелах. Даже простое изучение галактической карты было сверхувлекательным. А в профилях планет часто были описаны события, которые впоследствии находили отклик в сиквелах.
      К сожалению, именно тут придётся обратиться к нескольким минусам Mass Effect. Студия была вынуждена с нуля изучать движок Unreal Engine 3, который к тому времени был неизведанной территорией, практически без тулзов. В итоге многие идеи, которые генерировали Хадсон и Ко, не были полноценно отражены в оригинальной игре. Несюжетные планеты поражали своим видом, но часто их левелдизайн был хаотично-бессмысленным, а интерьеры помещений страдали от откровенного копипаста. Почти все сюжетные повороты и интересные морально-этические вопросы подавались при помощи всплывавших текстовых окон, напоминавших скорее ролевые игры 90-х, нежели AAA-хит от Microsoft. Физика управления «Мако» не поддавалась никаким законам. Да и диалоги, хоть были живыми, не избавились от проблем старых RPG. В студии так и не смогли понять, как сделать так, чтобы персонажи говорили одновременно и без пауз, а не по очереди.
      А уж боевая система сразу выдавала, что её создали в спешке. Прежде BioWare уже делала живую боевую систему — Jade Empire, но Mass Effect не должен был стать ещё одной такой игрой. На ранних демонстрациях разработчики показывали весьма замороченную систему, развивавшую скорее идеи из KotOR и X-COM: это был пошаговый шутер c полноценным тактическим режимом отряда. Но по разным причинам от неё отказались, отчасти из-за успеха Gears of War, задавшего тренд на TPS с использованием перекатов и укрытий. В итоге боевая часть была переписана менее чем за год до выхода игры, но отдельные костыли старой боёвки остались. Например, ИИ напарников был слишком глуп, чтобы жить без указаний игрока, так что пришлось оставить активную паузу, чтобы задавать им хотя бы простейшие цели, хотя никакими сложными взаимодействиями, как в первых роликах, и не пахло. Зона хитбоксов постоянно сбоила, особенно при перестрелках с биотиками. Система укрытий не работала, и Шепарда убивали, если он прижимался к укрытию; но при этом противник почти не мог ранить Шепарда, который просто стоял около стены, не прилипнув к ней. Потрясающая музыка Джека Уолла и Сэм Юлика, задававшая атмосферу фантастического кино 80-х в мирных эпизодах игры, была полностью убита звуковым дизайном во время боевых сцен. Да и система с перегревом оружия казалась крайне спорной, хотя авторы не потрудились оправдать её с точки зрения лора.
      Сегодня видно, что Mass Effect, несмотря на досадные промахи, связанные с недостатком времени на разработку, сумел совершить жанровый прорыв. Да, пуристы могут сказать, что он оказуалил RPG-жанр, — но также Mass Effect сделал нечто большее: создал живой мир, в который люди поверили. Продолжения только подтвердили высочайший статус оригинальной игры. А такие находки BioWare, как система диалоговых парафразов или отказ от бинарной морали в пользу создания героя в «серой зоне» (парагон или ренегат), нашли отражение не только в других играх студии, но и во всей индустрии.
      3. Culpa InnataБурак Барманбек, Momentum AS

      Не один только Кен Левин в 2007 году обратился к жанру либертарианско-капиталистической утопии: параллельно с ним никому не известная турецкая студия выпустила квест Culpa Innata, в России получивший уточняющий название «Презумпция виновности». Сам термин переводится с латинского как «первородный грех», это сразу намекает, что в мире игры есть некий изъян, заложенный на стадии его рождения. Culpa Innata — игроизация романов турецкой писательницы и философа Алев Алатлы «Кошмар» и «Мечта», впоследствии выпущенных под одной обложкой «Кот Шрёдингера».
      На дворе 2047 год. Ряд успешнейших капиталистических государств объединились в мегагосударство — Мировой Союз. Порядки в нём такие: все граждане должны иметь высокий человеческий потенциал (HDI), то есть быть истовыми эгоистами, готовыми ради личной выгоды на всё, законопослушными и придерживающимися сциентизма — научного взгляда на мир. Деньги в этом мире ничего не значат, так как высокий уровень HDI автоматически ведёт к успеху. С экономической точки зрения эта утопия действительно успешна, уровень достатка сразу бросается в глаза. Особенно на фоне тех немногих государств, которые признаны странами-изгоями. Да и преступность побеждена. Ну или так показалось.
      В российском причерноморском городе Одесса совершенно убийство гражданина Мирового Союза Василия Богданова. Хоть он и был иммигрантом, получившим гражданство недавно, всё равно правительство шокировано тем, что житель Союза зачем-то поехал в страну-изгой. А к России в Мировом Союзе отношение исключительно как к стране неудачников и унтерменшей: этакий нищий Мордор, которым пугают детей в школах. Правда, убийство — такое редкое явление, что власти решают скрыть его от населения. Хотя и не готовы отказаться от расследования.
      На это дело назначают офицера из Адрианаполиса Феникс Уоллис. Она образцовый гражданин Союза, свято верящий в идеалы свободного рынка и свободной любви. Как-никак, её с детства воспитывали в таком ключе. Но по мере расследования тень сомнения постепенно начинает подтачивать её скрепы. Ей уже не кажется нормой местное общество. Не то чтобы она против спокойной и тихой жизни на берегу Чёрного моря, но слишком всё приторно, а мир по ту сторону границы описан СМИ в настолько мрачных красках, что может сложиться впечатление, будто там живут не люди, а звери.
      Электро-рок от Лоренцо Переса Родригеса и Дэвиса Варгаса
      Правда, завязка истории — это только самое начало. Темп игры неспешен, почти всю первую половину повествования (более 10 часов!) Феникс занимается типичной работой офицера Госбезопасности: спасает кошек от пожара в мире без преступлений, составляет отчёты, общается с подругой в кафе и ходит в ночной клуб развеяться после рабочего дня. Сперва она не особо увлечена расследованием убийства, но по ходу дела постоянно сталкивается с бюрократией, которая всячески препятствует её делу, и в героине пробуждается спортивный интерес. К слову, как и классический квест Blade Runner, данная игра поделена на игровые дни с определённой долей вариативности.
      Вообще, при прохождении Culpa Innata приходит на ум не только BioShock (пусть в обеих играх используются отсылки к объективизму Айн Рэнд), но и иные произведения массовой культуры. Сама история об утопии без убийств напоминает сатирический научно-фантастический боевик «Разрушитель» Марко Брамбиллы, в котором полицейские будущего настолько беспомощны из-за всеобщего благолепия, что неспособны дать отпор преступнику-одиночке, а тот разморожен из криотюрьмы, дабы помочь одному из местных повелителей дум заполучить единоличную власть.
      Система допросов может напомнить социальные аугментации из Deus Ex: Human Revolution
      Кроме того, безусловно, угадываются мотивы романа Олдоса Хаксли «О дивный новый мир», описывавшего тиранию будущего не через практики принуждения и террора, а через политику изобилия и всеобщей свободы —такой обширной, что за ней люди перестали замечать серьёзные социальные проблемы. В своё время часто говорили, что Хаксли — хороший писатель, а автор романа «1984» Джордж Оруэлл — публицист. Но история всё перевернула с ног на голову: теперь мы восхищаемся литературным слогом «1984», понимая нежизнеспособность (в длительной перспективе) описанного в нём общества, зато ужасаемся тексту «О дивного нового мира», который подозрительно похож на описание сегодняшней действительности.
      К сожалению, Culpa Innata, при всех плюсах своих лора, сценария и озвучки, страдает всеми проблемами низкого бюджета в остальных аспектах. В наличии горы багов, которые могут испортить прохождение; непроходимые ситуации из-за странных комбинаций нелинейных решений игрока; совершенно невыразительная даже по меркам квестов 2007 года графика. А прекрасные головоломки иногда усложняются из-за неинтуитивного управления. Но поклонникам жанра стоит дать игре шанс, несмотря ни на что.
      2. Assassin’s CreedПатрис Дезиле, Ubisoft Montreal

      Первый Assassin’s Creed, несмотря на финансовый успех и начало огромной серии, породившей уже 20 игр, остаётся самым недооценённым. Более того, Ubisoft так и не смогла достигнуть уровня первой игры, поведя сериал по ошибочному пути AAA-блокбастера. А ведь оригинальная игра была концептуальным авторским проектом. Патрис Дезиле — не только человек, когда-то создавший Prince of Persia: The Sands of Time, но и крёстный отец AC. Первоначально и эта игра называлась Prince of Persia: Assassins, но идеи Дезиле были настолько прорывными и необычными, что было решено вывести её в формат самостоятельной игры, дав геймдизайнеру карт-бланш.
      И Дезиле не ударил в грязь лицом. Игра удивляла смелостью и необычным подходом к игровому дизайну. Игроку отводилась роль Дезмонда Майлса, который был похищен загадочной корпорацией «Абстерго», проводившей эксперименты над человеческой ДНК и так называемой генетической памятью. С помощью устройства «Анимус», получавшего доступ к последней, Майлз оказывался в шкуре своего дальнего предка — хашишина Альтаира ибн Ла-Ахада, вовлечённого в круговорот событий третьего Крестового похода. Игра не только активно использовала исторический сеттинг, обычно обходимый игровой индустрией стороной, но и добавляла ему политический окрас. Ближневосточная религиозная война была представлена не столько как противостояние христиан и мусульман, сколько как борьба западных захватчиков с местными повстанцами (чем не аллюзия на американцев в Ираке?). И главный герой был членом такой партизанской герильи — братства ассасинов, которые поставили терроризм на поток. В течении игры Альтаир должен был совершить девять терактов, публично убив девять врагов народа, сотрудничавших с оккупационными войсками. Точнее, «врагами» их выставил лидер братства. Но в ходе игры подобные методы борьбы и виновность его жертв начали вызывать у Альтаира сомнения.
      В дальнейших играх серии разработчики по-прежнему пытались окучивать политическую тему, обращаясь ко всевозможным революциям, переворотам и гражданским войнам уже в других эпохах. Правда, смелости первой части, когда протагонист оказывался ближневосточным террористом и являлся при этом положительным героем, не было. Начиная со второй части мотивация героя объяснялась не столько преданностью идеалам революции (они же вынесенное в заголовок кредо ассасина), сколько личными вопросами и жаждой мести за смерть близких, случился отказ от философско-политического противостояния тамплиеров («Человечество нуждается в контроле, чтобы избежать насилия») и ассасинов («Ничто не истинно, всё дозволено»). Подобный подход получил положительный отклик у игроков, но сильно упростил игру в смысловом плане. Тем более что политически ангажированных игр и так днём с огнём не сыскать.
      Но подлинной жемчужиной оказался геймдизайн игры. Смешно видеть, как идеи Дезиле сегодня используются в каждой игре Ubisoft, да и не только этой компании. Особенно зная, что его уволили из Ubisoft с позором: охрана вывела разработчика из офиса студии, даже не дав собрать личные вещи. Как он впоследствии рассказал в интервью, руководству студии категорически не нравились его идеи, и оно хотело сделать игру, которая придётся по душе всем вокруг, вместо продолжения оригинального AC с его медитативным темпом. В итоге находки Дезиле в играх Ubisoft остались, только оказались вырванными из контекста.
      Завораживающий IDM с ближневосточными мотивами от Йеспера Кюда
      Самое известное изобретение дизайнера — пресловутые вышки. Но никто никогда не задумывался, почему они присутствуют в оригинальной игре. Дело вот в чём: Assassin’s Creed задумывался как игра, в которой не будет никакого интерфейса. От слова «совсем». Не было кнопок управления на экране, ведь оно было контекстным: «A» отвечала за ноги, «B» — правая рука, «X» —левая рука, «Y» — голова, а значит, игрок должен был интуитивно понять, какую кнопку нажимать. Не было иконки, показывающей, какое оружие сейчас использует игрок, ведь всё это было наглядно видно на модели героя, а количество метательных кинжалов можно было узнать, просто посчитав их на его поясе. Полоска здоровья (или синхронизации) была не нужна, ведь ранения вызывали визуальные помехи на экране. А понять, обнаружили ли героя, можно было, прислушавшись к нотам и к крикам стражников.
      Вообще слушать приходилось очень внимательно. Дезиле не только был против субтитров как нарушавших его мир без интерфейсов, но и прописал все задания именно с учётом отсутствия интерфейса. Альтаиру никогда не говорили, где его жертва, а лишь давали ориентиры, где можно найти улики. Все поклонники Morrowind должны были быть в восторге, ведь задания в AC1 звучали как-то так: «Иди к синагоге на севере, оттуда направо до общественных бань». А поскольку миникарты и компаса с маркером игра не предусматривала, Дезиле ввёл вышки, забравшись на которые, игрок должен был находить ориентиры. Таким образом, каждое из девяти убийств предполагало долгую и тщательную подготовку с изучением городского района, где убийство следовало совершить (точно такой же подход используется в новом Hitman). И даже флажки были вознаграждением за изучение городского ландшафта.
      На удивление, в первую часть можно сыграть в оригинальном виде, достаточно лишь отключить в меню весь HUD. К сожалению, боссам из Ubisoft категорически не понравился такой подход, и они потребовали добавить в игру интерфейс и сделать его включённым по умолчанию. Наличие мини-карты полностью убило игру, ведь вместо изучения города и поиска активностей в нём игрок просто носился по иконкам, даже не задумываясь и не запоминая локации.
      В сиквеле Дезиле и вовсе заставили позабыть об амбициях и делать игру такой, какой её видел маркетинговый отдел. По словам геймдизайнера, разработка ACII и AC: Brotherhood превратилась в пытку. Все его идеи отвергались, слишком сложные моменты упрощались, появилось подобие мультиплеера, идефикс Дезиле — игра без интерфейса — был полностью разбит. В ACII это просто невозможно. Единственное, чем Дезиле был доволен, — сюжетная часть игры; лишь туда, по его признанию, ни один продюсер не лез и не мешал ему творить. Потому смешно видеть вышки в каждой игре с опенворлдом, при том что в таких играх есть миникарта, которая обнуляет наличие вышек до очередного коллекционного предмета.
      1. Portal (+ The Orange Box) Ким Свифт, Valve Corporation

      Это был год, когда Гейб Ньюэлл напоследок тряхнул стариной, прежде чем окончательно раствориться в тогда ещё только набиравшем популярность цифровом магазине Steam. The Orange Box был не просто антологией с боксартом а-ля пиратские развалы с их «5 игр в 1». Фактически это была первая доза от дилера, после которой люди подсаживались на иглу Steam. По цене одной игры покупатели получали одну из лучших игр всех времён Half-Life 2 и хорошее дополнение к ней Episode One. Также в комплект входили три новинки: Team Fortress 2, Half-Life 2: Episode Two и Portal.
      Team Fortress 2 оказался довольно бодрым онлайн-снарядом. Ещё оригинальный мод для Quake запоминался тем, что игра была поделена на классы, но в сиквеле Valve довела эту идею до ума. Классов было много, каждый класс был разным, и каждый был важен в бою: Медик лечил, Шпион вонзал нож в спину, Инженер строил турели, а Хэви подавлял противника огнём. Без этой игры не было таких бы клонов, как Overwatch.
      Второй дополнительный эпизод к Half-Life 2 оказался гораздо лучше, чем первый. В студии приняли критику близко к сердцу и попытались добавить масштаба и разнообразия. Тут были и бешеные погони на багги, и эпичная битва с шагоходами, и настоящая разрушаемость. Как только разработчики умудрились реализовать оную в рамках движка Source — большая загадка. К сожалению, игра обрывалась на многоточии: «Продолжение следует...» Но с тех пор о нём ходят лишь слухи. Valve обещала выпустить три эпизода к HL2 в течение полутора лет (по одному эпизоду в полгода) — однако уже первый эпизод вышел не вовремя, а второй переносился несколько раз. Про третий эпизод можно смело забыть. Он никогда не выйдет.
      Но подлинной жемчужиной The Orange Box стал Portal — минималистская головоломка, в которой чуть ли не половину игры занимал туториал. Данная игра выросла из небольшой студенческой работы Narbacular Drop (доступна бесплатно на сайте Технологического института DigiPen), где игрок управлял принцессой, которая, используя порталы, должна была преодолеть ряд препятствий на своём пути. Идея была свежая, хотя визуально игра была далека от индустриальных стандартов. Но последнее не помешало Valve пригласить к себе в студию Ким Свифт — вчерашнюю выпускницу без серьёзного опыта работы, ответственную за Narbacular Drop.
      Эмбиент от Келли Бэйли, Джонатана Коултона и Майка Мораски, включая синти-поп-хит Still Alive
      В принципе, Valve всегда славилась тем, что искала новые кадры там, где другие издатели и разработчики не рискнули бы посмотреть. Так она пригрела у себя создателей модов Counter-Strike, Team Fortress и Day of Defeat и разработчиков небольших игровых проектов вроде Tag: The Power of Paint (их идеи легли в основу загадок с гелями в Portal 2, но вполне возможно, что и Nintendo подсмотрела пару фич для своего Splatoon). Кстати, создатели последнего тоже были выпускниками DigiPen.
      Portal срывался с места в карьер. Героиня просыпалась в некой камере, и механический женский голос сообщал, что нужно пройти серию испытаний, проверяющих физическую и интеллектуальную форму. Никаких других комментариев относительно происходящего не поступало. Выхода не было. Оставалось только запрыгнуть в открывшийся портал, дабы узнать, что же происходит. И вначале даже складывалось впечатление, что это действительно была всего лишь серия небольших тестов. Но с каждой новой испытательной камерой искусственный интеллект GLaDOS начинал всё сильнее сбоить, а в заданиях появлялся элемент риска. Неожиданно выяснялось, что можно погибнуть, выполняя тесты, которые, по словам GLaDOS, всего лишь проверяли сообразительность. А одержимость ИИ тортиком в конце туннеля и вовсе стала притчей во языцех.
      Дальнейшие открытия и вовсе были одно неожиданней другого. Сначала игрок впервые находил сломанную камеру, за стенкой которой кто-то оставил послания на стене. Автором посланий, судя по подписи, был некий К. Джонсон, но до выхода сиквела мы так и не узнавали о нём больше, чем эти несколько граффити. А итоговое испытание и вовсе предлагало игроку в лице Челл (так звали нашу протагонистку) совершить самоубийство во имя науки. Именно в этот момент начиналась сама игра. GLaDOS больше не вела нас за ручку, а игрок наконец мог испытать портальную пушку по полной программе.
      Портальная пушка — очередное необычное орудие, вышедшее из-под пера Valve. Если гравипушка заставляла людей мыслить физически, то портальная пушка заставила всех учиться мыслить порталами. И это был настоящий прорыв. Это не просто нарушало традиционную геометрию игровых локаций, но и заставляло игрока мыслить неевклидово. Наглядность и простота вкупе с глубиной превратили Portal из обычной игры в настоящий инструмент для преподавателей. Многие учителя физики и математики в США стали использовать Portal, а затем и Portal 2 для демонстрации нелинейного пространства, закона сохранения масс и, конечно же, решения простых логических задач. Успех был таким, что Valve в итоге запустила сразу две образовательные программы: Teaching with Portals и Steam for Schools, в которых основным предметом были именно Portal и редактор уровней для него, в редакторе учителя создавали свои собственные уровни для демонстрации на уроках.
      Сиквел Portal 2 оказался не хуже оригинала, а в некоторых аспектах даже лучше. Например, симуляция жидкостей добавила новую глубину в местные физические загадки. Правда, Свифт ушла из Valve в ходе разработки, перейдя в студию Airtight Games. Там она была ответственной за головоломку Quantum Conundrum, а также за пару эксклюзивов для консоли Zeebo. Сегодня Свифт считается одной из самых влиятельных женщин-геймдизайнеров в индустрии; в данный момент она творческий директор и главный геймдизайнер новой неанонсированной игры в студии EA Motive. По слухам, это игра по франчайзу Star Wars, но нет никаких гарантий. Меж тем Valve по-прежнему находится под проклятием цифры «три»: о третьей части Portal никаких слухов нет, не говоря уж о каких-то там Half-Life 3 или Left 4 Dead 3.
      ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ Таковы мои субъективные итоги 2007 года. Причём не по свежим следам, а с высоты прошедшего десятилетия, которая позволила отбросить всю шелуху и лишний хайп. А какие у вас воспоминания о 2007 видеоигровом годе?
    • Автор: james_sun
      Подводить итоги года — задача непростая. По крайней мере, для меня. Из года в год игры приносят все меньше крупиц простого человеческого счастья, которых и без того негусто по сравнению с целым озером удовольствия из детства и юности.
      С прочими эмоциями, увы, аналогичная ситуация. С каждым годом не только ты удивляешься все меньше (что, конечно же, печально), но и разочаровать тебя становится все труднее — потому что ты уже ничего не ждешь и давно привык к различным подвохам от любого проекта на горизонте.
      Впрочем, сейчас я не стану лить слезы по безвременно ушедшему счастью — это целое непаханое поле для отдельной статьи. Вместо этого постараюсь собраться с мыслями и перечислить все хорошее и плохое, что запомнилось мне в уходящем 2017 году.
      Оборотная сторона
      Начать стоит с негативных эмоций — неохота ими заканчивать предновогодний, по сути, материал. В жизни и без того немало горестей и разочарований, и хотя бы перед Новым годом хотелось бы оставить после себя какой-нибудь пусть маленький, но позитив (наивно, знаю).
      Понятное дело, что это только мои мысли и только мой выбор. Потому не стоит расстраиваться, если где-то мои слова покажутся вам излишне мрачными или наоборот. На вкус на цвет, как известно, все фломастеры разные.
      Пожалуй, главное разочарование года — Mass Effect: Andromeda, которая на момент написания статьи уверенно лидирует в соответствующем голосовании, — как-то неожиданно прошла мимо меня. После достаточно трудного знакомства с трилогией Mass Effect, где на одну только вторую часть было потрачено 215 часов (а на третью — все 282, и я все равно остался недоволен своим выбором), тратить свое время еще и на новое приключение в данной вселенной не особо хотелось. Благо в игре сомневались еще на момент разработки — а уж что творилось вокруг нее после релиза, вы все и так знаете.
      Все-таки Andromeda стоит поблагодарить — хотя бы за то количество мемов, что она породила.
      Тем не менее, если бы я все-таки решил лично познакомиться со спорной ролевой игрой от BioWare, то наверняка не был бы в такой дикой ярости, в какой пребывали многие игроки в момент ее выхода. Подтверждением служит тот факт, что спустя время в сети нет-нет да и появляются положительные отзывы: видимо, пелена от разочарований спала, плюс разработчики выпустили весомые патчи, поправившие часть недочетов. Ну и в целом, наверное, многие пользователи просто успели лично распробовать проект, больше не оглядываясь на единый негативный порыв.
      Главным же персональным разочарованием года для меня стала Call of Duty: WWII. Как я уже говорил, с годами перестаешь верить и разработчикам, и в банальное чудо, но где-то внутри тебя все равно остается наивный ребенок, который тихонько лелеет надежду на лучшее.
      История, как известно, движется по спирали. В середине двухтысячных все плевались от игр на тему Второй мировой и кричали, что желают чего-то большего. Демиурги нехотя подчинились и вывалили на аудиторию скопище самых разных проектов, посвященных то современным конфликтам, то войнам далекого будущего. Забавно, что игроки недолго оставались довольны новым порядком, о котором сами же просили, и их всеобъемлющее раздражение на этот раз росло значительно быстрее. Разработчики какое-то время вновь пытались не замечать скапливавшийся негатив, а когда до публичного взрыва оставалось недолго — все же подчинились и сменили курс. Шведы из DICE, к примеру, ушли в какие-то совсем уж радикальные дали, переоборудовав свой военный сериал Battlefield под поля Первой мировой. А вот товарищи из Raven Software и Sledgehammer Games повернули в сторону классической WWII, которая когда-то принесла серии Call of Duty мировую известность.
      И в теории это все здорово. На момент анонса мне уже было наплевать даже на отсутствие русской кампании. Хотелось вновь очутиться на берегу Нормандии, как тогда, в первой Medal of Honor, вновь стрелять из «Томпсона» и MP40 по нацистам, а еще — обязательно подбивать вражеские танки с ненавистной свастикой на борту. Авторы CoD: WWII как будто знали, на что давить, и потому показывали в роликах ровно то, что я хотел увидеть.
      Арты и скриншоты у WWII, конечно, атмосферные. Жаль, что как раз с атмосферой в игре беда.
      Когда игра вышла, я был сильно разочарован уже в самом ее начале. Ибо в наиболее зрелищном на сегодняшний день интерактивном аттракционе, где взрывы порой становятся чуть ли не главными героями, оные вдруг оказались хуже, чем были в середине двухтысячных. С ними все было настолько плохо, что я даже не поверил своим глазам и, свернув игру, полез искать решения в сети, полагая, что этого не могло быть и наверняка проблема крылась в моей системе или в невыставленном в нужном месте параметре. Но нет. Выяснилось, что позорные взрывы на самом деле просто были позорными.
      Впрочем, техническая сторона — не главная проблема новой Call of Duty. На нее можно было бы закрыть глаза, будь у игры та самая вменяемая история про «братьев по оружию», о которой так громко кричали разработчики. Но ее не обнаружилось. Вместо цельного сюжета и адекватной драмы нам крупными мазками рисовали путешествие через войну одного небольшого отряда. Такое ощущение, что сценаристы, дав героям запоминающуюся внешность и куцую биографию, на этом успокоились и на них забили. А потому сочувствовать на экране было некому. Даже с учетом того, что речь шла про глупый и зрелищный блокбастер. Обкатанный в прошлом вариант, когда игра является бессвязным сборником различных сражений в разных уголках света с безымянными героями, на сей раз подошел бы куда лучше, чем этот глянцевый пшик.
      Пинать данную игру можно еще долго — в том числе за отвратную техническую реализацию сетевого режима. Но я, пожалуй, переключусь и кратко пройдусь по другим разочарованиям года.
      Именно таким стала скандальная Star Wars: Battlefront 2. И даже не столько из-за лутбоксов, сколько из-за того что это по-прежнему была упрощенная и красивая аркада, в которой имелись лишь намеки на полномасштабные сражения в далекой-далекой галактике. Не то чтобы я верил в какие-либо изменения на этапе разработки, но где-то в глубине души, как оказалось, я все равно на это надеялся. Увы, зря.
      Подвела и невероятно красивая Inner Chains: сначала по техническим причинам (игра банально не хотела запускаться), а потом и по геймплейным. Демонстрируя безумно стильный и мрачный дизайн, она не имела ни вменяемых мира и сюжета, ни интересного геймплея. Зато каждый второй скриншот из нее можно смело ставить обоями на рабочий стол.
      Это реальный игровой скриншот, снят лично мной в Inner Chains. Господи, ну познакомьте уже этих художников с нормальными геймдизайнерами и сценаристами!
      Некоторые надежды возлагались на Shock Tactics (процедурная генерация карт! «Честные» пули из пушек, в отличие от XCOM!), но на деле игра вышла очень сырой, а дорабатывать ее разработчики не стали.
      Остался осадочек и после третьего «Блицкрига». Имея на руках вполне неплохие системы глобальной войны и научно-технического прогресса, авторы не смогли реализовать главное, за что мы любили вторую и, конечно, первую часть, — проработанные до мелочей тактические сражения. Честное слово, куда более бюджетная и кривая в целом Syrian Warfare в плане тактики и стабильности игровых миссий выигрывала у «Блицкрига 3» практически всухую! Ну а если все же хочется Второй мировой, куда лучше обратить свой взор на другую игру, из серии бывшего конкурента — Sudden Strike 4, у которой упрощения тоже есть, но они не настолько масштабные, да и играть в нее заметно интереснее.
      Еще одним разочарованием года стала стратегия Quarantine. Она очень перспективно выглядела в раннем доступе (этакий симпатичный гибрид X-COM и Plague Inc.), но разработчики почему-то не захотели как следует развивать свое детище и, внеся лишь несколько не слишком значительных изменений, поспешили выпустить проект в полноценный релиз.
      Следует сказать несколько слов и о спорных играх. Например, о Warhammer 40,000: Dawn of War 3, которая, несмотря на потоки грязи со стороны общественности, мне вполне понравилась. И это при том что я обожаю цепляться к мелочам, обожаю жанр RTS и серию Dawn at War в частности. Безусловно, есть среди народных претензий и вполне обоснованные, но в целом такое ощущение, будто люди ждали от игры чуть ли не Второго пришествия самой первой части сериала в современной обертке. Из моих же личных претензий — излишний микроконтроль и упор на персональные умения бойцов, возня с которыми иногда реально портила удовольствие от игры.
      Странным показался и шквал негатива в адрес Prey. Как по мне, это отличный проект, где почти идеально сочетались различные составляющие — начиная от неглупой научной фантастики и заканчивая разносторонним игровым процессом. Единственная моя претензия — ослабевавший под финал ритм игры. Создавалось впечатление, что авторы на исходе разработки банально от нее устали.
      Prey подарила нам одних из самых необычных врагов в видеоиграх — мимиков.
      Заодно я толком не могу определиться, как относиться к переизданию Bulletstorm: Full Clip Edition. С одной стороны, выглядит игра отлично, играется бодро (хотя и не так, как в 2010-м, — все-таки локации тут тесноваты), с другой — и цена у нее на уровне новинки, хотя новшеств в ней кот наплакал, да и те в изрядной мере спорные.
      Отряд «Снежинка»
      Наиболее приятным сюрпризом для меня стала >observer_, в основном потому что от этой игры я ничего хорошего не ждал. Небогатые польские разработчики, ранее создавшие неплохой (но не более того) хоррор Layers of Fear, попытка привлечь к себя внимание участием хорошего актера Рутгера Хауэра, на которого наверняка была потрачена львиная доля и без того скромного бюджета, невнятные скриншоты, причем наверняка отфотошопленные… Такие мысли витали в моей голове во время первого запуска игры. Однако вскоре все сомнения… Вернее, не так — вскоре вся уверенность в том, что передо мной обычный низкобюджетный проходняк, позорно испарилась, и я целиком погрузился в историю о киберполицейском будущего, разыскивавшем своего сына на задворках погибавшего мира. Запутанный сюжет, отлично поставленные диалоги, необычные ситуации, а главное, пугающие призраки воспаленного подсознания несчастных людей по обе стороны закона — все это не могло не впечатлять. Обилие эмоций, полученное во время прохождения, вызывает далеко не каждый современный блокбастер.
      Будешь нарушать установленный порядок в >observer_ — познакомишься с этими ребятами.
      Также я был впечатлен успехами другой польской команды — The Farm 51, которая после спорного во всех смыслах мясного экшена NecroVisioN выдала внезапно убедительную и необычайно сильную драму в Get Even. Пускай игра и не была идеальной (особенно в плане экшена), но вот ее история… Это как раз то, чего мне не хватает в современных проектах. Достаточно умная, в чем-то даже надрывная, заставлявшая задуматься. Бр-р-р, аж мурашки по коже.
      Сейчас рискую вызвать массу недовольства, но все же хочу сказать, что еще мне очень понравилась Resident Evil 7. Тут тоже не могу понять тех, кто поливал и поливает игру грязью. Как по мне, «возвращение к истокам» во многом удалось. И увидеть мир сериала, на который мы раньше смотрели либо сверху вниз, либо из-за плеча, тоже было интересно. Наличествовали особняк, густая и во всех смыслах липкая, промозглая атмосфера, «невыносимая жестокость», довольно необычные для серии история и герои, в кои-то веки новый персонаж, почти не вызывавший отторжения. Еще бы только вторая половина игры не скатывалась в боевик и некоторые дополнительные эпизоды не были столь неровными… Но в целом — я почти в восторге. Даже хорошо, что рецензию на игру писал не я, ведь в ином случае итоговая оценка оказалась бы заметно выше.
      Авторам Resident Evil 7 удалось вызвать у меня почти физическое отвращение. В хорошем смысле.
      Приятным сюрпризом стала и Sniper Elite 4, в которую после предыдущих фейлов студии Rebellion Developments я не верил от слова «совсем». Тем не менее ребята будто как следует встряхнулись и на сей раз вдруг выложились по полной, ликвидировав большую часть косяков предыдущих частей. Проект понравился мне настолько, что я его купил во второй раз ради достижений, а заодно для повторного прохождения с нахождением всех пропущенных документов. При моих придирчивости и расчетливости, а также с учетом тотальной нехватки времени это весомый показатель.
      Порадовали дополнения для Battlefield 1, а именно «Они не пройдут» и «Во имя царя». Первое запомнилось необычной атмосферой безысходности, красивейшими картами и масштабными боями с участием техники, второе — родными заснеженными просторами, бережным отношением разработчиков к истории нашей страны и отличным саундтреком.
      Рад был увидеть на PC долгожданную Okami HD. Рассказывать о ней особо не буду, все уже было написано в моей недавней рецензии, но замечу, что выход данного проекта стал для меня одним из ярчайших событий года.
      Кстати, не ожидал увидеть в наших краях отличную и яркую Halo Wars 2 вместе с аккуратно перенесенной первой частью. Какое-то время приходится привыкать к своеобразному консольному типу управления, однако освоившись, все любители вымирающего жанра RTS могут получить от игры массу удовольствия.
      А еще в Halo Wars 2 есть вменяемый сюжет и красивейшие видеоролики.
      Отдельный сдержанный привет передаю разработчикам из Firaxis Games. Их дополнение к XCOM 2: War of the Chosen помогло мне уверовать в то, что у команды все еще есть шанс обелить себя перед закоренелыми фанатами оригинала. Нет, горделивый поклонник внутри меня по-прежнему негодует из-за уймы упрощений и бестолкового «тактического» режима, но даже он признает, что War of the Chosen изменило механики игры к лучшему, да и в целом сделало ее заметно умнее.
      Из глобальных стратегий отмечу вторую часть Endless Space, которая и в момент выхода была весьма приятным и неглупым занятием на несколько вечеров, а на сегодняшний день ее авторы выпустили столько различных обновлений и дополнений, что мне натурально страшно к ней возвращаться после двухмесячного перерыва. Боюсь, во многом придется переучиваться.
      Вдобавок мне как поклоннику реализма в играх очень зашла Rising Storm 2: Vietnam. Во-первых, своим «правильным», зубодробительным хардкором, к которому какое-то время нужно привыкать и при котором, адаптировавшись, начинаешь ловить какой-то совсем уж дикий фан от происходящего. Во-вторых, сеттингом: все-таки война во Вьетнаме не была сильно заезженной даже десять лет назад, а уж сегодня, когда все поголовно клепают проекты про современные и футуристические конфликты, с подобными играми и вовсе беда.
      Лично знаю игроков, которые на раз сбивают «вертушки» американцев при помощи РПГ-7 в Rising Storm 2. И это безо всяких там автонаведения и предсказуемых снарядов.
      Понравилась вторая Wolfenstein — своими динамикой, сложностью, сюжетом и героями. Пожалуй, единственное, чего мне не хватало по ходу игры, — той изящной драмы, которая внезапно всплывала в концовке The Old Blood. Ну и, наверное, «зомбей». Палить по ним из двустволки было очень весело.
      Наконец, мне пришлась по душе Tom Clancy’s Ghost Recon: Wildlands, во многом благодаря невероятному обилию возможностей, которые она предоставляла сплоченной команде игроков. Хочешь — врывайся с пушками наперевес и устраивай бойню. Хочешь — снимай всех часовых и тихо уничтожай опасное оборудование. Хочешь — оставь снайперов позади себя, а сам прокрадывайся в стан врага и наноси по целям точечные удары. Главный минус у игры один — она очень неровная. Некоторые моменты проработаны настолько тщательно, что только диву даешься, в то время как иные геймплейные механики или технические аспекты делались будто на отвали. Сочетание этого качества и откровенной халтуры порой может как повеселить, так и сильно разозлить. Ну и да — игре определенно нужно больше реализма!
      Напоследок хотел бы дать одну непрошенную и необычную рекомендацию: если вы любите гонки и сериал NFS, советую присмотреться к спорной Payback. Если не обращать внимание на странную систему апгрейда, дурацкие задания по открыванию запчастей и шаблонный сюжет, от игры можно получать удовольствие. В основном от ее разнообразия — как в плане локаций, так и в плане типов заезда. Например, я с позабытым азартом участвовал в таких же позабытых драг-заездах и словно в первый раз с восторгом накручивал счетчик дрифта на горных дорогах. Все как тогда, в юности, в Underground за номером «раз» и «два». Ну а уж любители тюнинга точно останутся довольны представленными в Payback возможностями.
      ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ Не буду оригинальничать и в конце просто поздравлю всех наших читателей с наступающим Новым годом. Не будьте как я — наслаждайтесь видеоиграми, а еще не забывайте про реальную жизнь, особенно на грядущих праздниках. Поверьте, там тоже ярко и интересно.

  • Продвигаемые темы

  • Twitch Streams

    • Трансляций нет
    • Трансляций нет
  • Последние сообщения

    • Кто-нибудь адекватный мне может ответить на чётко поставленный вопрос? Для включения генератора на этаже техномагии необходимо собрать 4 предмета. Три из них находятся без проблем, а 4-й (какой-то Мана-дифлектор, в списке нужных предметов он первый) скорее всего спрятан где-то на предыдущих этажах. Где он находится?

        Разве в моё прошлом сообщении не было завуалированного послания “Пошёл на х..й, меркури-балаболка”? Странно, я думал, что даже ты поймёшь такой явный намёк. Если не собираешь отвечать на вопрос — не спамь меня своим тугоумием
    • Проходил, как только вышла из раннего доступа. Ожидал от игры какого-то реально ужаса. Но не особо я его получил, атмосферно — верно, она есть.
      Если любитель пощекотать себе нервишки такими проектами, могу посоветовать. Благо не очень длинная игра (~ 6-8 часов).   Тут согласен, есть кривоватые моменты, которые портят впечателния от игры.
    • так в этом и дело графона не было,  а для запуска этого требовалось 8700к+1080ти для игры в 720р, даже не FHD. если не порежут на многих конфигах оно пойдет? походу ее и не показывают чтобы не пугать графонием и оптимизоном раньше времени, а там глядишь ближе к релизу и 11-12 семейство нвидии нормой станет и 16ядерный амд райзен в каждом доме
    • фильмов и игр про зомби тогда ее столько не было, это сейчас любой школьник уже с пеленок готов к выживанию в зомбиапокалипсисе, достаточно зомбиленд просмотреть как краткое руководство к выживанию, а тогда это было вау. как сейчас вспомню как попадал в город и еще не понятно было что происходит, первые встречи с зомбиками,  баррикады от зомби, заколоченные окна,  видишь как люди пытались выжить, в полицейском участке и нежданчиком шарящие из-за досок руки зомби. и понимаешь что вот ты в осажденном зомбаками месте, что за стенами вообще ад творится и  была безнадега — идти некуда ты и так в самом безопасном месте города, вот  дебильные головоломки  с тасканием всяких пластинок, эмблем я бы выпилил, они портили ощущение реальности происходящего если все вокруг втягивало в реальность происходяего, то все эти головоломки наоборот отвергали, понятно, что геймплей надо было чем то заполнять, но получи ключ от двери вставив два кубка в статую это в повседневной жизни  не приемлемо, вот надеюсь такие  моменты в ремейке выпилят. единственная игра подарившая сравнимые с РЕ2 очучение атмосферы и тому как должно действовать мирное население в случае апокалипсиса это Dying Light.
    • Где искать эти новые сюжетные линии? После 4 акта? Или надо заново начинать чтоб их найти?
    • Спасибо тебе , добрый человек. Вот бы было бы круто: есть стим версия данной игры:.накатил русик на нее (ролики и текст), и все пашет " от и до".
    • Данная тема тебя ну так сильно волнует? С чего бы вдруг? У данной рассы Predator не было поползновений, на данный момент, в от личие от человеческой. Али некие грезы и мечты?  Проблема заднеприводных не дает покоя, некоторым, судя по всему
    • Надеюсь, что жить в это время "прекрасное" уж не придется ни мне ни тебе.
    • Да, если предыдущий HD Project с горем пополам можно было скрестить с русским языком, то в обновлённой версии так не получится, так как альберт не только перерисовал текстуры, а ещё и модели изменил, и текстуры некоторые поперемещал. Соответственно, нужна переделка русификатора. Я решил заморочиться этим делом, ибо как раз недавно прошёл четвёртую главу и ждал ретекстур, чтобы продолжить играть) За основу взял русификатор версии 1.20, извлёк из него файлы, отвечающие за русский язык, и соорудил из них русификатор для HD Project. .udas, .evd и .dat — файлы пришлось перепаковать, а для .pack написал патчер, который перепаковывает текстуры. Если бы кто-нибудь знающий убрал дурацкий запрос “Press any key..” в инструментах RE4_UHD_DAT_Tool.exe, RE4_UHD_EVD_Tool.exe и RE4_UHD_UDAS_Tool.exe, то можно бы было сделать патчер и для .udas, .evd и .dat — файлов, и тогда русификатор был бы универсальный, для любой версии HD Project. Сейчас тестирую русскую версию, перевод полный, глюков нет. Если всё будет ок, на днях выложу русификатор.

Zone of Games © 2003–2018 | Реклама на сайте.

Система Orphus

×